Menu

Динара Суймалиева: “Светская часть нашего общества более нетерпима нежели верующая. Она не терпима по отношению к верующим”

Поделиться

Светская часть нашего общества более нетерпима нежели верующая. Она не терпима по отношению к верующим. Справедливости ради надо заметить, что это явление не сугубо кыргызское и мы лишь локальная, периферийная точка так называемого столкновения цивилизаций.Как-то на Фейсбуке на страничке российского журналиста Льва Новоженова разгорелась дискуссия: “Почему все говорят об оскорблении чувств верующих и не допускают оскорбления чувств атеиста?”. Действительно, почему? Потому, я думаю, что у верующих есть объект поклонения, а равно и чувства к нему. У атеиста нет культа, он отрицает Бога как такового, а значит и не может быть чувств к нему. Нельзя оскорбить чувства, которых нет. Тем не менее, я чаще слышу возмущение, публичное выражение оскорбленности со стороны людей не верующих, чем верующих.
Давайте попытаемся разложить, из чего состоит наша светскость? Во-первых, из советского коммунистического прошлого. В нем лежат корни не только нашего бытового атеизма, но и государственного разделения с церковью. Подчеркну, разделения по советскому образцу, т.е. конфронтационное разделение. Именно из советского прошлого произрастает светское бытовое ханжество и светская государственная репрессивность.
Во-вторых, наша светскость активно укрепляется и видоизменяется с продвижением идей и принципов демократии – безусловным достижением европейской цивилизации, базисом которой является христианство.
Недавно в Бишкеке была встреча с Мартой Брилл Олкотт, больше известной нам как политолог, и не многие знают ее как серьезного исследователя, автора нескольких монографий об исламе в Центральной Азии. Я спросила ее: “Как вы думаете почему наши гражданские активисты – главные двигатели демократических принципов – так благоговейно воспринимают картинку государственной присяги западных политиков с клятвой на Библии. Например, инаугурацию президента США. И так категорически не приемлют присягу кыргызского политика на Коране. От критики всерьез до высмеивания и выражения сомнений в адекватности. Вспомним присягу в депутаты Турсубая Бакир уулу. Почему наши демократы восхищаются молельной комнатой для мусульман в Капитолии – здании Конгресса США, куда всех обязательно водят на экскурсию (где, кстати, есть молельные комнаты для исповедующих и другие религии). Но желание наших депутатов обустроить в парламенте намаз-кану вызывает у них бурю возмущения?”
Марта Б.Олкотт ответила мне, что тоже это наблюдает. Вероятно, считает она, это происходит потому, что на Западе понятие светскости стало отождествляться с христианством, как ценностным мерилом, критерием толерантности и безопасности. Возможно, это если и не приемлемо, то, как минимум, объяснимо в условиях традиционно христианских стран. Но эта матрица вместе с другими демократическими принципами априори воспринимается в таких странах как Кыргызстан. Заметим, не навязывается. Мы сами ее копируем. Копируем, не задумываясь, что у нас есть своя традиционная система ценностей, основанная на традиционных же религиях.
Более того, уже позже я открыла для себя, что это отождествление светскости и христианства имеет под собой сущностную основу. Понятие “светский” действительно возникло в христианском мире. Светский или мирской означало вне-церковный, то есть светские люди были вполне себе верующими, но НЕ священниками. Этим мир отличали от клира. Вот почему светское и христианское не противостоят друг другу в европейской культуре.
То же самое касается веротерпимости . Политика веротерпимости в европейских странах базировалось на том, что вера как состояние исходно для всех, но вероисповедание может быть разным. “Мы верим в Бога” – эти слова как ежедневное напоминание об общественном согласии людей разного вероисповедания написаны на долларовой купюре. Можете ли вы представить, чтобы эти слова были написаны на купюре кыргызского сома? Представляю, какой поднимется “праведный” светский гнев.
Мы до сих пор оперируем советским, коммунистическим понятием “светскости”, как отрицание веры как таковой, игнорирование религии как таковой. Водораздел нашей терпимости пролегает не между мусульманином и христианином, а между атеистом и верующим. И это искаженное понятие светскости мы отстаиваем с присущим же коммунистическим максимализмом . Здесь и ханжество, и безаппеляционность, и агрессивность, и в случае государства – репрессивность.
Как сегодня в кыргызской интеллигентной семье воспринимают обращение одного из его членов к религии? Как болезнь, как сумасшествие. Он становится изгоем в собственной семье, как наркоман. В нас до сих пор сидит ленинское определение “Религия – опиум для народа”.
Но назовите мне хоть одну человеческую цивилизацию, в основе успеха которой не лежит религия? Или, как минимум, не является составляющей частью успеха? Ни одной, кроме Советской империи. И даже коммунистическая идеология построена на скомпилированных библейских истинах. Я не пытаюсь обратить кого-либо в веру. Мне импонирует булгаковская трактовка слов Иисуса: “Каждому будет дано по вере его”. Верующим – вечность души, атеистам – ограниченность духовной жизни физическим бытием.
Но вспомним, сколько шума было вокруг запрета на показ фильма: ” Я гей и мусульманин”. Я слышала от защитников фильма, что суть де не в названии, а в содержании фильма. Сколько человек увидело бы этот фильм на фестивальном показе? Триста, пятьсот, тысяча? А сколько мусульман услышало это намеренно провокативное название? Безусловно намеренно провокативное. В сотни раз больше! Мне чем-то оно напоминает известное советское рабоче-крестьянское выражение “Все эстеты – п…расты”.
Тот же социальный шовинизм. Только с точностью до наоборот.
Шовинизм сегодня проявляет очень малая кучка эстетов-атеистов по отношению к мусульманскому большинству. Не дергайте спящего тигра за усы. Следующая революция из-за такой не толерантной беспардонности, может стать исламской.
91% населения Кыргызстана, согласно исследованию американского института МРИ, признают себя мусульманами, 7% – православными, 0,3 % – католиками, 1% – приверженцами других религий, и лишь 1% признают себя атеистами.
Я допускаю погрешности в этом исследовании, но истина где-то близко. Задумайтесь, мы верующая страна или как минимум имеющая тенденцию к этому. Давайте будем адекватны этому факту и терпимы – не только мусульмане к христианам или наоборот, но и атеисты к верующим.
Динара Суймалиева
Источник: АКИпресс

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ОСТАВИТЬ СВОЙ КОММЕНТАРИЙ

Убедитесь, что вы ввели необходимую информацию(*) там, где указано. HTML-код не допускается

sixty eight − = sixty seven

Похожие новости

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: