Menu

В Узбекистане сохранилась клановая система, и она не очень сбалансирована, в высшем эшелоне власти почти нет политиков из Ферганы

Поделиться

Внезапная и скоропостижная смерть узбекского лидера Ислама Каримова, похоже, напугала не только обывателей (что вполне ожидаемо), но и весь аналитический корпус всего постсоветского пространства. К моменту похорон патриарха по поводу грядущего коллапса системы государственной власти страны не высказались разве что специалисты по генетике и цитологии.

Что характерно — наблюдатели, за редким исключением, выступают с крайне неблагоприятными прогнозами относительно не только ближайших перспектив Узбекистана, но и всего региона. А это в свою очередь, «со всей выразительностью протокола, ответственностью, отчетливостью документа», несет очевидно не самые приятные последствия для России.

Однако, как это обычно бывает в политике, в случае развития ситуации в республике по плохому или даже ужасающему сценарию, до внезапного и жесткого обвала все равно будет далеко. Тем более если речь идет о крахе, который мог бы существенно изменить политическую карту региона и непосредственно угрожать России.

Собственно, это видно хотя бы по сдержанной позиции не только российских дипломатов, но и военного ведомства страны. А ведь именно Министерство обороны России, насколько можно судить по регулярно выкладываемым в открытый доступ документам, внимательнее других относится к гипотетической угрозе с южного направления.

Да и список высказываемых в публичном пространстве претензий к новому руководству Узбекистана выставляется на редкость не оригинальный. Со всех сторон по-прежнему ужасаются клановой несбалансированности (страх перед неконтролируемой дракой внутри элит), прогнозируют прорыв боевиков из Афганистана (или резкую активизацию исламистского подполья) и предсказывают разной степени интенсивности экономические коллапсы.

Глупо отрицать очевидное — все это действительно есть в современном Узбекистане. Да, здесь сохранилась клановая система, и она не очень сбалансирована — к примеру, в высшем эшелоне власти почти нет политиков из Ферганы. Да, есть экономические трудности — Узбекистан давно и прочно лидирует в списках Федеральной миграционной службы по числу трудовых мигрантов, въехавших в Россию. А уж Афганистан — это вообще давняя головная боль любого из граничащих с ним государств.

Проблема всех без исключения обобщений заключается в нежелании заглянуть немного глубже распространенных штампов.

Видимо, не очень многие внимательно наблюдали за всеми перипетиями административной реформы в Узбекистане. Как и все процессы в республике, она отличалась определенными, сугубо местными особенностями. К примеру, ее непубличная часть была запущена менее чем через год после событий в Андижане (когда случился бунт местных элит, за которым последовали беспорядки и расстрел восставших).

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ОСТАВИТЬ СВОЙ КОММЕНТАРИЙ

Убедитесь, что вы ввели необходимую информацию(*) там, где указано. HTML-код не допускается

Captcha + eighty two = eighty four

Похожие новости

Меню

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: