Menu

Муратбек Иманалиев: Кыргызстан и его будущее

Поделиться

Кыргызстан находится в центре Евразийского континента, вернее история и география расположили нашу страну на евразийском бугре, откуда стекают и растекаются по всему континенту величайшие азиатские реки: Обь и Иртыш, Хуанхэ и Янцзы, Инд и Ганг, Сыр-Дарья и Аму-Дарья. Гигантские азиатские пустыни окружают евразийский бугор: Кара-Кумы, Кызыл-Кумы, Гоби. Эту географию создала природа.
Однако, то, что сегодня печалит всех кыргызстанцев – это состояние нашей страны. Кыргызстан – это часть геополитической и геоэкономической периферии, окруженной более мощными в политическом и экономическом плане государствами, ядерными державами или странами, намеревающимися стать таковыми, две из которых – постоянные члены Совета Безопасности ООН, три из которых – члены G20. И находимся мы на дне евразийского геополитического колодца. К тому же от этого «дна» до ближайшего океана тысячи километров. (В советское время, как ни странно, Кыргызстан, являясь частью Советского Союза, омывался и имел выход к водам сразу трех океанов). К этому состоянию привела нас политика последних 40 лет, включая развал СССР.
Разумеется, сегодня свою лепту во весь этот негатив вносит и коронавирус, эпидемия которого продлится, конечно, как минимум, пять-шесть месяцев, но экономический ущерб и соответствующая рецессия будут более протяженными по времени, не менее 2-3 лет, а может и больше.
Именно ситуация, связанная с коронавирусом и побудила меня поделиться некоторыми соображениями долгосрочного и стратегического характера со всеми теми, кому не безразлична судьба Кыргызстана. Я убежден, что у многих соотечественников есть идеи и мысли, похожие на мои либо наоборот, но все они имеют одну цель – помочь стране!
Мы живем в режиме парадоксов, мы нередко отрицаем то, чем пользуемся ежедневно. Наверное, это один из ядовитых «выхлопов», случайно или неслучайно оказавшихся в руках у людей, не понимавших что такое независимость, которую нам подарили российский коммунисты.
Мы никогда не понимали, и в национальной повестке дня никогда не аншлагировали такие судьбоносные темы как строительство и укрепление национального государства, формирование и развитие многоконфессионального и полиэтнического национального общества, конструирование и цементирование этнической идентичности; нас мало интересовали такие вопросы как экономическая культура кыргызов в прошлом и сейчас, кыргызская национальная урбанистика.
Мы до сих пор не осознали той простой формулы из политической философии о том, что проблема политической системы не в выборе и не в насаждении парламентского или президентского вариантов государственного управления, а в том, могут ли кыргызы управлять сами собой и выстраивать равноправные отношения с другими государствами. Способность управлять собой и называется государством. А какая там система – президент, падишах или еще кто-то – это вопрос третьего порядка.
Мы постоянно имеем проблемы с президентами. Каждый законно избранный президент страны – большая проблема для страны и народа. Даже неслучайный выбор президентов – болезненно для страны. Даже не сбежавший из Кыргызстана экс-президент почему-то стремится каким-то образом создавать помехи действующему.
Известно, что если государство не цинично и не эгоистично – то оно не государство. В нашем, кардинально меняющемся мире, где все уже распределено и в будущем будет «расфасовано» в соответствие с политическими, военными, экономическими и культурными возможностями и потенциалом, где все выстроены по «великодушному» ранжиру «что ты имеешь?» и, если государство хочет стать сильным, то, рассчитывая только на себя, должно цинично и эгоистично строить страну. Каждодневно. Ежечасно.
Надо помнить, что в этом мире никто никого ни с благотворительностью не ждет.
Все, что мы достигли за годы независимости:
1.Почти абсолютная деиндустриализация.
2.Возврат сельского хозяйства страны к почти феодальному натуральному хозяйству, прекращение функционирования социалистического товарного производства на селе;
3.Деквалификация населения, сопровождаемая увеличивающейся безработицей; исчезновение ряда важных профессий;
4.Искусственный сомовый дефицит в экономике страны (преднамеренное сжатие массы сомов и введение в качестве параллельной валюты доллара, частично евро и рубля);
5.Дегуманизация общественных отношений с криминализацией политического, экономического и административного пространств, а также распадом института семьи;
6.Депопуляция страны в условиях трехстороннего демографического давления. Превращение кыргызов в сетевую нацию. Миграция разрушает суверенитет страны;
7.Бедность (30% населения), падение уровня образования и здравоохранения.
8.Автономное, независимое друг от друга функционирование производственных экономических циклов, финансовых институтов, ценовой политики в стране. Весьма скромное, даже по критериям совсем уж отсталых стран, промышленное производство не соответствует ценовым параметрам, цены независимы от имеющихся финансов и т.д.. Например, наши цены почти такие же как в Казахстане, а ВВП на душу населения в 7-8 раз меньше. Создается впечатление, эти экономические субъекты подчиняются разным структурам, в том числе и может быть в первую очередь зарубежным.
Но самое главная проблема – это деградация человека!
Это только некоторые проблемы, имеющиеся в нашей стране.
Но не все потеряно и не все разрушено. Еще есть «порох в пороховницах», еще не все уехали, еще остались весьма талантливые люди.
Маленький, ничтожный вирус сдвинул всю политику, экономику и культуру в сторону хаоса и неопределенностей. Понятно, что мир изменится, причем кардинально. Но изменятся ли принципы и критерии взаимоотношений между государствами? Как в этой складывающейся в динамике отчуждения и неразберихи вести себя Кыргызстану?
Очевидно, что, образно говоря, генеральная линия должна выстраиваться в полосе выравнивания истории и географии «евразийского бугра» с геополитикой и геоэкономикой «евразийского дна». Иначе нас ждет катастрофа.
К решению данных проблем, прежде всего, необходимо правильно оценить состояние и качество людей в Кыргызстане.
Во первых, и самое главное – выявить ментальные особенности населения в целях формирования социального капитала по: 1.этническому признаку; 2.социальной принадлежности (для этого необходимо восстановить самооценку социального происхождения людей в анкетах); 3.цеховому признаку; 4.региональному и 5.родо-племенному (последний является одним из наиболее важным для восстановления и выстраивания правильных доверительных родственных отношений и соответствующих экономических коопераций. Но данный критерий требует тщательного и внимательного применения без излишнего фетишизма и утрирования).
Критически оценить, например, ментальные особенности у кыргызов. В частности, у нас в ментальной конструкции слабо выражен сектор компромисса и несколько примитивен сектор созидания. Например, если кто-то из оседлых соседей поссорился с соседом, то человек всю ночь думает как отладить (не подружиться! а именно отладить!) отношения с соседом, потому, что он понимает – жить рядом с этим соседом придется еще много лет. Если кыргыз поссорился с соседом, то он даже не думал, что ему надо отлаживать отношения с соседом: он просто собирал юрту и уезжал в другое ущелье. Отсюда множество непонятных родовых вкраплений в разных регионах Кыргызстана.
Сегодня ситуация меняется. Большинство кыргызов в нынешнее время живут оседло, но, при этом, к сожалению, сохраняя инерцию былой, но функционирующей ментальности. Необходимо внедрять в мозги людей (кыргызов) элементы родовой, этнической и государственной солидарности, но на новых условиях. (Кыргызы – родственники, узбеки – соседи). Например, знание каждым кыргызом правила «жети ата». Эта система, имеющая свое конкретное политическое, социальное, экономическое и, что очень важно, медицинское измерение. Семь колен у кыргызов считаются родственниками и жениться им нельзя, поскольку кровосмешение нарушают стабильный и здоровый генетический процесс. (То, что сейчас происходит у других народов – это большая проблема, ныне это стало возникать и у нас, поскольку люди стали забывать «жети ата»).
Компромисс – одна из его гуманистических основ существования человека. Одна из основ компромисса – право на прощение. Но уметь прощать – не значит забыть! Но не забыть – это не значит припомнить по случаю!
И надо помнить, что компромисс – это требование и правило экономики, особенно бизнеса: не умеешь ладить с людьми, даже, если они тебе не нравятся, – не быть твоему бизнесу.
Созидание. Оно должно быть не подражанием кому-то, а заимствованием, инкорпорируемым в развитие по собственному пути.
И надо помнить, что, если в тебе нет стремления и воли к созиданию – так же не быть твоему бизнесу, как и не быть тебе в кругу развитых народов.
Еще одна ментальная особенность, сползающая на душевные качества – долг и честь, основанные на Слове. Из книги о японцах (В.Цветов. Пятнадцатый камень Реандзи): «- Почему у Вас не складских помещений? – А зачем они мне? – Как зачем! Хранить, например, дрова! – А зачем мне их хранить? Я договорился с г-ном Сато и он каждое утро, в 8 часов, привозит мне вязанку дров, которых хватает на один день. – А если он заболеет или еще что-нибудь с ним случится? – Значит, дрова привезет мне его жена. – А если с ней что-нибудь случится? – Значит, дрова привезет его сын! Я не знаю, что с кем-то может случится, но я знаю, что дрова мне привезут, поскольку я договорился с г-ном Сато». Возможно ли такое у нас? Вопрос риторический. Главный способ приучать людей к этому – наказание. Общественное порицание (неумение держать слово должно быть позором), уголовная ответственность (даже нарушение устных договоренностей должно быть наказано) и т.д.
И опять надо помнить, если не держишь слова – не быть твоему бизнесу!
Изменение ментальности приведет к изменениям в поведенческой культуре.
Вторая большая проблема, также унаследованная от прошлого – экономическая культура. Экономическая культура не есть стремление заниматься модными отраслями и профессиями, а есть доведение до самого конца и ума того, что умеешь делать сам. Мы хватаемся за все, и ничего до ума не доводим! Возьмите Австралию, Новую Зеландию, Исландию и многие другие страны. Кто-нибудь слышал о компьютерах, телевизорах, машинах и ракетах оттуда? Вряд ли. Зачем вам цифровизация и что вы с ней будете делать, если вы элементарно не можете накормить собственное население?
Доведение животноводства до логического конца в Кыргызстане разве не есть цель?
И надо упорно доводить начатое дело до логического конца: если занимаешься животноводством, то «доведи» его до консервов и колбасы, до дубленок и шуб и т.д.
Третья проблема – строительство кыргызских городов. Города, как известно, – это место где делается политика и экономика. Но не всегда: в древнем кочевом обществе и государстве политика делалась в юрте! Однако сегодня кочевых сообществ нет, и весь мир живет по правилам, установленным оседлыми народами и нациями.
И мы должны признать, что кыргызской национальной урбанистики не существует! В тридцатые 20 столетия, когда советская власть ссадила с лошади кыргызов (т.е. превратив кентавра в пешехода, тем самым не столько устранив способ передвижения кыргызов, сколько кардинально изменив мировозрение и бытие), северные кыргызы двинулись в русские города Чуйской долины, а южные – в узбекские и таджикские – в Ферганской долине. Но обратите внимание – облик городов нашей страны до сих пор не изменился! Строить кыргызские города – вот задача современности!
И надо строить кыргызские города!
Четвертая проблема – идеология. Избавиться от порочного явления отсутствия «права на управление кыргызами» позволит осознание и волевые политические действия по «возвращению исторической ответственности» за себя и за свою судьбу. Много лет назад кыргызы сняли с себя эту историческую ответственность, правда, не добровольно, а принудительно, передав ее другому народу, который нес за нас эту ношу. Сегодня, к большому сожалению, пагубная практика продолжается. Инерционный «посткоммунизм» нас засасывает, оставляя нас все еще зависимыми от внешнего фактора. Причем, поразительно то, что во многих случаях делается это добровольно. Как выйти из пространства «посткоммунизма» (не путать с «постсоветизмом»)?
И надо вернуть себе «историческую ответственность», а это и есть восстановление своей власти над собой. В современном мире власть – это не единоличное доминирование и не система «что хочу, то и ворочу». Власть – это добровольно установленная людьми открытая и законная система взаимосвязи и соподчиненности, публично и честно использующая наказание и поощрение.
Национальная идеология не строится на каких-то лозунгах либо тезисах о честности, героизме и т.д. Перед любым народом и государством стоят весьма непростые вопросы жизни людей и жизнедеятельности страновых структур, обеспечивающих эту жизнь. Один из вопросов, стоящих перед нами – почему, мы, кыргызы, так мало живем; средняя продолжительность граждан нашей страны не дотягивает до 70 лет. Как сделать так, чтобы люди Кыргызстана жили столько же, сколько, например, живут в Японии? Отвечая на этот вопрос, мы вытянем массу других, на которые тоже надо найти ответ и только та нация, которая способна найти ответ на такого рода вопросы, может считать себя имеющей идеологию и опять же возвратившей «историческую ответственность».
Очевидной одной из идеологических платформ “возвращения исторической ответственности» является  л и б е р а л ь н ы й н а ц и о н а л и з м, основной идеологической мантрой которого должна рассматриваться полная суверенность нации и строительство национального государства при равенстве всех живущих в этой стране этносов и народов, а также безусловной ценности индивида, как самостоятельной единицы, и, разумеется, уважении интересов и прав индивида со стороны государства и общества и при развернутых правах и обязанностях индивида перед государством и обществом.
И надо понять, в конце концов, что самая надежная идеология – это сплоченность народа. В такое тяжелое время мы должны быть как одна семья, как одна корпорация.
Строительство национального государства, сильного в военном, экономическом и культурном отношении, должно гармонично сочетаться с формированием опять же мощного полиэтнического и многоконфессионального национального общества и конструированием соответствующих идентичностей, включая этнические. Эти вопросы должны быть в национальной повестке Кыргызстана постоянно.
В известной «троице» государство-общество-индивид в некоторых развитых странах индивид считается наиболее важным субъектом, затем общество и только на третьем месте стоит государство. Но практика жизни, особенно при кризисах и коллапсах, показывает обратную картину. Поэтому лукавую иерархию, предлагаемую этими странами, не стоит фетишизировать, а создавать свою национальную схему, приспособленную к нашим не самым благоприятным условиям.
Программа правительства по самозанятости является основополагающей в рамках разработки проекта развития страны, поскольку в краткосрочных программах наиболее важным является быстрый и надежный по-возможности реформистский (хотя это и не обязательно) переход от совсем плохого к плохому. Временной лаг таких операций максимум до полугода, и чем дольше, тем сложнее осуществлять эти процессы. Второе и немаловажное в таких операциях – это то, что максимально включается интуиция, как своеобразный драйвер. Реальные базовые компоненты, естественно, играют ключевую роль, но, тем не менее, интуитивные образы, возникающие в фантазиях исполнителей не всегда остаются таковыми, а получают реальное воплощение в жизнь. А это не всегда правильно. Эта как математика. Если 7 разделить на 7, то вы получите искомую цифру 1. И ничего другого. Но в социальной математике не всегда это так. Если 7 пистолетов разделите на 7 человек, то вы получите, кроме математической 1, еще отряд вооруженных людей в 7 человек. И здесь в игру вступает лидерство, договороспособность и дисциплина и, наконец, план действий этой группы. А это уже другой ответ.
И надо помнить, что принцип самодеятельности играет решающую роль в развитии экономики. Чем больше активных, самостоятельных людей в нашей стране, тем быстрее будет развиваться бизнес и экономика!
Другая проблема в том, что надо иметь в виду и немаловажные компоненты экономической культуры кыргызов, которая, как известно, отличается от того, что есть у наших соседей. Еще И.А.Каримов говорил: «Советская власть погубила в узбеках коммерсантов». Как выясняется сейчас не до конца.
Поэтому подготовка и переподготовка людей для нас имеет огромное значение. Необходимо понимать, что человек, сидящий в контейнере на «Дордое», к сожалению, для всех, особенно сидящих за этим прилавком и уверенных в том, что они занимаются бизнесом, на самом деле к бизнесу не имеет никакого отношения. Он – только продавец. А продавец – не бизнесмен.
Программа самозанятости людей в Кыргызстане должна по времени занять примерно около 10-12 лет и в итоге мы должны получить активных самодеятельных лиц, могущих осуществлять самостоятельно любые проекты, как социально-экономические и культурно-просветительские, так и политико-стратегические.
Для начала необходимо создать соответствующие образовательные учреждения от краткосрочных сельхозкурсов до университетов. В этой связи важно, например, договориться с японской «Джайкой» или корейской «Койкой» (вариативность большая) о приглашении в Кыргызстан группы отставных менеджеров, ученых, бизнесменов для проведения соответствующих обучающих курсов на безвозмездной основе с возможностью для них создания совместных предприятий с кыргызскими предпринимателями, особенно в сельском хозяйстве. Оплата услуг иностранцев осуществляется общественными структурами иностранных государств, как, например, Корпус волонтеров и т.д.
Любой занимающийся должен знать, где его место по бизнесу. То же самое по правительственным учреждениям: они должны отчетливо представлять себе как помогать новоявленным, например, сельхозбизнесменам. Но при этом такой бизнес должен понимать, что обязан в течение 5 лет отчислять бюрократу 3-5% от дохода.
Финансовая схема формируется за счет партнерства с международными и иными платежеспособными институтами.
Минсельхоз при таком варианте бизнеса должен в ноябре-декабре дать публичную информацию о предстоящих погодных явлениях на будущую весну, стоимости сельхозпродукции в будущем году, о финансовых преференциях и возможных размерах кредитования, и о предпочтениях в субсидировании сельского хозяйства. В остальном любое неправомерное вмешательство в бизнес является незаконным и преследуется по закону.
В дополнение по финансовым институтам следует сказать, что со времен А.Акаева повелось, что переговоры с международными финансовыми структурами и правительственными учреждениями отдельных стран ведут почему-то минфин, нацбанк и в некоторых случаях минэкономики. В переговорах такого рода обязательно участие ГКНБ, МИД, минсоцобеспечения с тем, чтобы прямо на переговорах люди могли оценить не совсем корректное влияние предоставляемых кредитных денег на безопасность и социальную систему страны.
Надо вернуть минэкономики функции государственного планирования. Индикативное планирование показало свою ущербность и неэффективность. Знаем ли мы сколько людей реально живет в Кыргызстане, в г.Бишкек, в областях, каковы оценочные конструкции размещения трудовых ресурсов и цехового распределения людей в стране и т.д. Некоторые высокопоставленные чиновники заявляют, что в Кыргызстане некому делать проекты! И это при том, что в 90-е и начале 2000-х годов Кыргызстан, по оценке иностранных экспертов, являлся лучшей страной в регионе по количеству и качеству проектировщиков.
Малые и средние предприятия должны стать локомотивом экономики, как на Тайване, где 98% GDP дают именно эти предприятия.
Самозанятость является элементом экономической культуры, точно также как и самоуправление является частью культуры политической, а саморазвитие – культуры стратегической.
Конкурентоспособность – еще одна важная ипостась экономической культуры. Но для того, чтобы быть конкурентоспособным жизненно необходимо владеть культурой физической, культурой труда, культурой интеллекта. И двигаться по пути конкуренции не со знаменем «я лучше всех», а высоко подняв над головой лозунг «мы не хуже других»!
И надо помнить, конкурентоспособен только тот народ, который способен производить товар, превосходящий по качеству то же изделие, созданное другим народом, как, например, швейцарские часы, французское вино, бельгийский шоколад и т.д. Можем ли мы, например, производить лучший в мире мед или иметь лучшую на планете горную медицину, особенно кардиологию. В мире имеется более 360 сортов питьевой столовой воды, которая закачивается в миллиарды бутылок и употребляется во всех странах, способных купить ее. Почему, располагая колоссальными водными ресурсами, мы пьем воду, присланную из-за границы?
Развитие экономики, как, собственно говоря, и развитие страны в целом, конструируется не за счет эконометрических компонентов или не монтируется только за счет них, а основной стержневой основой экономического созидания все-таки является культура. Как писал Л.Харрисон: «универсальная культура прогресса – сосредоточенность на будущем» Л.Харрисон. Евреи, конфуцианцы и протестанты. М., Мысль. 2014). Оно состоит из (1) образования,(2) успеха, (3) достоинства, (4) бережливости, (5) этического поведения. (Культурный капитал – новое в измерении капитала). И далее, «там, где трансформация имела место, она обычно либо питалась культурами, тяготеющими к прогрессу (например, в конфуцианских обществах восточной Азии) либо происходила в случаях, когда культурные изменения играли центральную роль в преобразованиях (например, в Испании, Ирландии и Квебеке). В том же ряду отмечены и культурные традиции, мешающие процветанию – фатализм, авторитарность, узкий радиус доверия и идентификации, презрение к экономической активности.
Культура имеет отношение и современным отраслям экономики. «Чтобы стать экономикой, технология должна преодолеть культурный барьер… возможны и цифровая демократия, и цифровой тоталитаризм…» (А.Аузан. Полит.ру. 25.06.19).
Об этом же говорит и С.Капица: «Недопонимание того, что основы экономического поведения лежат в области сознания и культуры, приводит к распространенному заблуждению, согласно которому материальные причины приписывают явлениям в обществе, и принадлежащим по своей природе в основном области духа». (С.Капица. Парадоксы роста. М.,Династия. 2019. стр.124).
«В своей книге The lonely crowd американский специалист Дэвид Ризман определил три широких типа культуры: культуры, которые движутся традицией и для руководства обращаются к унаследованным ритуалам, нравам и ценностям; культуры, которые движутся внутренними ценностями, в которых люди ведут себя согласно знаниям, определенным для себя; и культуры, которые движутся другими культурами, реагируют в основном на внешние нормы и влияние свертников».
К какому типу относится наша с вами? Наверняка ее следует квалифицировать как разделенно-смешанную. (опять же срабатывает пресловутый режим парадоксов). Речь идет о собственной культуре номадов, которая почти забыта и существует в нашем сознании в виде неких фантомов, как, например, институт кочевой родоплеменной семьи. Русская культура, которая, как известно, оказала колоссальное влияние на кыргызов в ХХ веке, в том числе по таким аспектам, как театр, образование, начальная урбанистика, язык и т.д. С Западом отношения в этом смысле вышли на промежуточный результат не демократизации, а вестернизации.
И исламская, ритуальная в сути своей, здесь, у нас, поскольку в Кыргызстане известных богословов не было, и поэтому распространение культуры ритуалов и бытовых сцен было весьма велико. Не следует упускать при этом из виду также и религиозную сакральность ислама.
Отсюда и общественный разлом по культурно-религиозным векторам: постсоветский (русский), исламский, националисты (номадический, в целом апологеты тенгрианства) и либералы – западники. Печально то, что все четыре группы движутся в политическом пространстве Кыргызстана без опоры на национальные приоритеты и интересы, а таковыми лукаво считаются упомянутые вот эти вот ориентиры.
В каком направлении должен двигаться замысел экономической культуры в
нашей среде, что нужно переломить, чтобы быть успешными? «…смена способа хозяйствования сама по себе – без перекодирования его культурной платформы – в массовом сознании обречена» (Д.Дондурей).
Немаловажное значение имеет, конечно, и культура, психология и этика труда.
Среди множества проблем низкая культура предпринимательства. Отчего? Важнейшая причина – былое презрение к торговле как таковой. Эта еще одна ментальная особенность кыргызов. Как ее преодолеть?
В Китае, в соответствие с установками конфуцианцев на первом месте стояла профессия управленца или бюрократа (хороший бюрократ – бесценное достояние страны – Конфуций), на втором – сельское хозяйство и т.д. И только на четвертом-пятом месте стояла торговля. То есть, в Китае торговля тоже была не в чести! Но труд, вернее культура труда порождала совершенно иную ситуацию этики взаимоотношений человека с землей, тягловой скотиной, удобрениями и т.д. Этика труда, выработанная в ходе многовековых испытаний, нехватки земли, чрезмерного количества людей была ориентирована на высокое качество, возможное большое количество и на конечный результат. К тому же если выращивался рис, то ремесленники занимались и изготовлением рисовой бумаги, если обтесывался камень, то в результате появлялся прекрасный конь и т.д. Религиозная прокладка не всегда просматривается в результатах труда.
Кыргызы не могут выращивать рис как китайцы. Им это не было нужно. Неосознанная, но предусмотренная Небом, сакральность гармонии с природой (эта тайна номадической культуры) не позволяла кочевникам «царапать» землю, рыть ее, мусорить на ней, строить какие-то сооружения на ней, даже в некоторых случаях хоронить людей. Это благоговейное отношение к земле сохранялось в номадах тысячелетиями. Кочуя по земле, они никогда не оставляли за собой мусор.
Сегодня эта сакральность забыта современными кыргызами, но и приобрести новые навыки не удалось.
Образование – это не картонка с печатью, а приобретенные знания и навыки, способность применить эти достижения в работе. Картонку можно элементарно купить, а знания – нет!
В образовательной системе приоритет должен отдаваться не высшему образованию, а начальной и, особенно, средней школе.
И надо помнить и стремиться к тому, чтобы устранить наше отставание в экономической культуре, по которой мы, кыргызы, – аутсайдеры в собственной стране.

Муратбек Иманалиев, экс-министр иностранных дел КР

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ОСТАВИТЬ СВОЙ КОММЕНТАРИЙ

Убедитесь, что вы ввели необходимую информацию(*) там, где указано. HTML-код не допускается

Captcha ÷ eight = one

Похожие новости

Меню

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: