Menu

Зайнидин Курманов, доктор исторических наук, экс-спикер ЖК: “Правящая элита Кыргызстана из-за боязни потерять власть “строят” клептократию, олигархию, плутократию и феодализм”

Поделиться

Об особенностях политического режима

1. Суть сегодняшней трансформации, происходящей в Кыргызстане – это переход от советской цивилизации к другой постсоветской. Но какой она будет сейчас, какой будет ее политическая конфигурация, никто пока не знает. Вроде бы выбор сделан в пользу демократии, как основы строительства общества и государства. Демократию сейчас строят все, кому не лень. Это мировой тренд. Но строя демократию многие застряли на подходе к демократии, т.к. ее строительством занимаются бывшие номенклатурные чиновники КПСС и недоучившиеся революционеры. В итоге, всегда побеждают бюрократы, итог – за годы независимости в Кыргызстане построено неэффективное бюрократическое государство постсоветского типа. Если искать аналоги, то осуществился лозунг – «Построим Советскую власть, но без коммунистов!» Демократию в Кыргызстане строят не носители демократических ценностей. В этом вся беда и главная причина отсутствия успеха. В политике Кыргызстана при официально заявленном курсе на строительство демократии, почему-то все время побеждает феодализм, т.к. венцом политической деятельности в этот период считался приход к власти. Добравшись до власти «кыргызские демократы» моментально превращаются в гонителей демократии. Вот такая особенность.
2. Причина нашей демократической беременности, которая никак не разрешится уже более 30 лет имитации реформ, слабое государство, которое никак не может установить контроль над обществом путем принуждения и насилия.

3. В конституции о Кыргызстане говорится как о демократическом, правовом, социальном государстве. Однако, установленный в стране политический режим правильно называют не демократическим, а «переходным» от авторитаризма к демократии или «транзитным», что означает неуверенность, сомнение. Демократический строй здесь за 30 лет реформ, начиная с горбачевской перестройки, так и не утвердился и носит поверхностный и нестабильный характер. Если бы в Кыргызстане было установлено верховенство права, строго соблюдались и гарантировались права и свободы человека, были развитое гражданское общество, высокая политическая и правовая культура населения, высокая гражданская ответственность и т.д., было бы больше оснований считать Кыргызстан государством с демократическим политическим режимом. К сожалению, этого пока не скажешь, хотя в обществе и государстве после трех т.н. «революций» (приход Акаева к власти я тоже рассматриваю как “революцию”) наметились определенные сдвиги в сторону расширения свободы и демократии. Однако, эти скромные достижения не приобрели необходимой устойчивости и необратимости, ибо после достижения относительной постреволюционной стабилизации снова начинают усиливаться обратные демократизации тенденции, т.к. вчерашние революционеры за это время успевают превратиться в чиновников и коррупционеров. Но даже с этими минусами политический режим в Кыргызстане в странах Центральной Азии выглядит значительно либеральней. Главная причина – не в демократичности правящих элит, которые в усиленном режиме из-за боязни новых революционных потрясений и потерять власть, доступ к богатствам страны, возможно неосознанно “строят” клептократию, олигархию, плутократию и феодализм, предлагая эти модели – прямо противоположные демократии, как альтернативу.

4. Сложившуюся политическую систему Кыргызстана, а ее ученые часто отождествляют с политическим режимом, и мы тоже пойдем по этому пути, можно отнести к «полуоткрытым» или «полузакрытым», в отличие от других стран, где есть «открытые» или «закрытые» системы. По причине того, что она недостаточно эффективно и оперативно реагирует на внешние и внутренние импульсы (требования), а также принимает адекватные решения. У кыргызской политической системы, как в прошлом, так и в настоящем, есть существенные проблемы как на «входе», так и на «выходе», что связано с транзитным периодом демократии, недостаточным развитием ее институтов (партий, СМИ, НКО, парламента и т.д.) и политической культуры.
Политический режим в Кыргызстане под воздействием противоречивых и сложных процессов глобализации, китаизации, исламизации, традиционализации и сильных пережитков советского наследия, влияния соседей, обладает сейчас признаками практически всех политических систем, является неким симбиозом, гибридной формой. Тут есть место и для демократии, и авторитаризму, и эгалитаризму, и бюрократизму, и тирании, и олигархизму, и анархизму, и клептократии, и плутократии, феодализму и патриархальщине и т.д. Все неумелые, а может быть и сознательные, попытки правящей элиты, стремящиеся построить «идеальное кыргызское демократическое государство», как правило, являются продолжением легистких (легизм – учение устанавливающее равенство всех перед законом) проектов и неизбежно заканчиваются попыткой установить авторитарное правление. Тем, более отечественные политические дизайнеры не умеют проектировать системы, более того, не знают, что этим надо заниматься. Политическая система может измениться от неосторожного обращения, от принятого закона или какого-то политического мероприятия. Например, заявленная борьба с коррупцией, которая была с воодушевлением встречена передовой общественностью, привела к усилению в политической системе роли спецслужб и правоохранительных органов, которые стали инициировать разные законопроекты, направленные на ограничение прав и свобод граждан. А о необходимости создания в этом случае системы противовесов и сдержек, на случай наличия недобросовестных служителей закона, не продумали. И вот незаметно пошел крен в сторону создания «полицейского государства». Если в это время на ключевую должность поставить личность масштаба Ежова или Берия, то они зальют страну кровью.
Или вот другой пример негодного политического дизайнерства – отсутствие реальной оппозиции. «Оппозиция: в политике – партия, – говорил и писал А. Бирс, – которая удерживает правительство от буйного помешательства, подрезая ему поджилки». Ее отсутствие или имитация оппозиционной деятельности в Кыргызстане тоже удар по демократической политической системе.
В большей степени наблюдаются признаки – аграрной, частично-индустриальной и тоталитарной политической системы, в меньшей степени – континентально-европейской и совсем англо-американской. Это обусловлено сильным влиянием советского тоталитарного наследия, преимущественно аграрно-сырьевым и частично индустриальным характером экономики страны, а также включенностью Кыргызстана в континентальную правовую систему.
Таким образом, политическую систему страны можно отнести к «модернизированной демократии» с отдельными элементами традиционной и тоталитарной системы. Этот дискурс и такой тип демократии сосуществует с сильным политическим наследием традиционного и советского прошлого. Поэтому, политическую систему Кыргызстана следует рассматривать как огромное количество постоянных и переменных величин, процессов, структур, идей, которые движутся порой в разных направлениях, в разных измерениях и с разной скоростью. Очень важно управлять происходящими процессами, чтобы не потерять управление страной, но политические элиты, разделенные на регионы, кланы и партии, заняты внутренними разборками, которые, иногда кончаются т.н. “революциями”. Поэтому, по мнению экспертов, в стране сохраняется перманентная “революционная ситуация”, т.к. нет ожидаемых перемен.

5. Важным является то, что при управлении обществом политическая система не должна доминировать в нем за счет подавления и ослабления других систем (экономической, общественной, экологической и т.д.). Она должна быть достаточно жизнеспособной, чтобы не входить в длительные кризисные состояния, которые нарушают функционирование других систем и подсистем общества. Для каждого элемента (даже самого архаического) должно быть свое место. Все элементы должны быть важными и необходимыми для функционирования политической системы и обеспечения ее устойчивости.
В структуре политической системы Кыргызстана есть одно существенное отличие. Политический режим парламентской республики предполагает режим сотрудничества властей. Однако, сложившаяся реальность не обязательно соответствует тем, которые предписаны конституционными актами. Например, через создание т.н. «клонов СДПК» в нынешние парламентские выборы 2015 г. в Кыргызстане идет процесс установления диктатуры одной группы, одной партии, вопреки конституционным установлениям, запрещающим партиям иметь в Жогорку Кенеше больше 65 мест. Иначе говоря, идет прямая попытка установления антидемократического режима. Демократия в Кыргызстане часто сочетается с диктатурой отдельной личности, которая проявляется в той или иной форме (Акаев, Бакиев и др.). Бюрократию и ее союзницу олигархию объединяет страх перед революцией снизу, поэтому идет процесс устранения влияния на общество радикально настроенных интеллектуалов, что особенно видно по составу партийных списков, участвующих в парламентских выборах. Данную проблему кыргызский бюрократический режим решает с помощью приватизации свободного информационного пространства («Вечерний Бишкек») и закрытия доступа интеллектуалов в политическую сферу через информационные и избирательные каналы. Дело может закончиться установлением в Кыргызстане султанисткого политического режима, признаками которых является персонификация этого режима, отсутствие идеологии, политической мобилизации, каких-либо ограничений власти султана-президента, плюрализма. Да, в Кыргызстане есть политические партии, но нет их важной составной части, которая делает партии партиями – идеологии. Поэтому, громкие названия партий не должны дезориентировать и обманывать избирателей, на самом деле мы имеем дело с фальшивыми партиями. Также трудно ожидать от олигархических составов партий, что они будут проводить социал-демократическую или либеральную политику.

6. Кыргызстан относительно подходит и под определение постколониального авторитаризма, которые создаются после достижения независимости снизу в обществах с низким уровнем экономического развития. Основой для мобилизации широкой общественной поддержки новому режиму чаще всего становятся националистические лозунги защиты независимости, затмевающие любые внутренние распри и конфликты. Однако с обострением экономических проблем и активизации антисистемных оппозиционных сил заставляют правителей ограничить или вовсе ликвидировать эксперименты со свободным политическим соревнованием. Уровень политического участия граждан становится низким, что определяет слабость позиций лидеров таких государств, что проявляется в частых переворотах и политических убийствах.
Элементы политической структуры в Кыргызстане слабо взаимодействуют между собой, в развитых демократических странах – взаимодействуют очень активно и эффективно. Поэтому для строительства партийной демократии в Кыргызстане важно активизировать связи и отношения партии с другими политическими и гражданскими институтами. Сейчас партии существуют автономно от жизни, их программы не вдохновляют и существуют как бы сами по себе.
Исходные объективные требования к политической системе состоят в обеспечении ее со¬хранности и стабильности через выполнение определенных функций. Такие функции, как обеспечение политической власти, управление различными сферами жизнедеятельности людей, мобилизация средств и ресурсов, интеграция общества, выявление и удовлетворение интересов выполняются в Кыргызстане ненадлежащим образом. Слабо работает функция по легитимизация власти, т.к. в результате «двух революций», а также коррумпированности существовавших политических режимов произошла десакрализация власти. Этим обстоятельством, невысоким авторитетом власти отчасти объясняется плохая управляемость страной. Не утихают протестные настроения, в которое вовлечены безработные, молодежь, жертвы апрельских и июньских событий, родственники политиков, работники правоохранительных органов, казино, торговцы рынков, внутренние мигранты и т.д. Люди больше не верят власти и начинают действовать сами. Очевидно, что это признак кризиса бюрократического государства. Но официоз ошибочно и намеренно выдает это как проявление демократии и политического плюрализма.

7. Политическая система государства должна быть стабильна и устойчива. Под этим понимается способность системы быстро и адекватно реагировать на требования, достигать поставленных целей, регулировать социальные и политические отношения. Для того, чтобы политическая система была эффективной, ей необходима развитая структурная дифференциация. Критериями эффективности политической системы считается: способность к мобилизации ресурсов, контролировать поведение индивидов и групп, распределять дефицитные ресурсы, услуги и статусы, способность к сохранению и воспроизводству ценностей. Применительно к условиям Кыргызстана можно сказать, что его политическая система до сих пор не является достаточно стройной, ясной и дифференцированной.
Важнейшими условиями политической стабильности считаются легальность и эффективность власти. Факторами, обуславливающими политическую стабильность, выступают: наличие значительной доли среднего класса; институционализация классовых, религиозных и других конфликтов; консенсус основных политических сил относительно базовых ценностей и правил игры; отсутствие антисистемных партий; политическая культура участия, предполагающая ориентацию граждан на отстаивание и защиту своих интересов; законность и правопорядок; политическая конкуренция; свободный доступ к институтам политической системы групп, ранее не участвовавших в политике.
Стабильными считаются политические системы, являющиеся одновременно – эффективными и легитимными. Все остальные – эффективные, но нелегитимные; неэффективные, но легитимные; одновременно неэффективные и нелегитимные, характеризуют как нестабильные. Политическая система Кыргызстана одновременно и неэффективная, и нелегитимная.

8. Характеризуя стабильность демократии, следует упомянуть два фактора, способные дестабилизировать демократическую политическую систему. Это раскол политических элит и наличие глубокого социального, религиозного или этнического распада в обществе. Это имеет прямое отношение и к Кыргызстану, где наблюдается процесс фрагментации политических элит, произошел крупный межэтнический конфликт на юге страны и развивается раскол по местническим, религиозным и социальным основаниям.
Достаточно велика и мера влияния внешней среды на политическую систему Кыргызстана и ее трансформацию.
Таким образом, можно констатировать, что политическая система Кыргызской Республики ещё окончательно не сформировалась, но настораживает то, что ее развитие идет в противоположном демократии направлении. Кыргызы сумели обрести своё государство и государственность, создали систему управления на своей территории, которая не является ни современной и не эффективной.
По Конституции КР является демократическим государством, где граждане должны соблюдать демократические принципы, закрепленные конституцией. Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства. Народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления. Конституция и республиканские законы имеют верховенство на всей территории Кыргызстана.
Реально же в стране существует множество проблем как с соблюдением законов и конституции, так и в самой структуре власти, чему примером являются два государственных переворота. В целом политическую ситуацию в республике можно характеризовать как кризисную.
Властям Кыргызстана надо заняться решением социально-экономических и правовых проблем, которые ждут своего решения с конца 90-х гг. Не накапливать проблемы, а своевременно решать их. При этом политики зачастую отвлекают общественное внимание от насущных проблем формирования устойчивого экономического развития и социальной модернизации отвлечением ее на многочисленные негодные объекты и не значимые проблемы. Провозглашенный властью лозунг «Сильный и свободный Кыргызстан»! – это должен быть не Кыргызстан, обладающий огромной территорией, мощными вооруженными и правоохранительными силами, а Кыргызстан с развитым обществом, развитой экономикой, эффективными институтами государственной власти и сильной социальной политикой. Вместо этого много сил уходит на пустую демагогию и квазипатриотизм, политический туризм, имиджевые проекты, от которых мало пользы. Такое положение дел можно характеризовать как политический, экономический и нравственный тупик, ясный и явный выход из которого не просматривается до сих пор. Таким образом, политическая система страны нуждается в серьёзном реформировании. А в процесс созидания должны быть широко и глубоко вовлечены силы гражданского общества, которые обеспечат политическую волю государства, последовательность и необратимость демократического процесса и политического курса.

Зайнидин Курманов, доктор исторических наук, экс-спикер ЖК КР

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ОСТАВИТЬ СВОЙ КОММЕНТАРИЙ

Убедитесь, что вы ввели необходимую информацию(*) там, где указано. HTML-код не допускается

Captcha ninety − eighty five =

Похожие новости

Меню

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: