Menu

“Манчестер-Гардиен”: Последний эмир Бухарского эмирата Сейид Мир Мухаммед Алим-хан

Поделиться
3 января 1880 года родился Сейид Мир Мухаммед Алим-хан, последний эмир Бухарского эмирата узбекской династии тюркского рода Мангыт. Завещал написать на своей могиле: «Эмир без родины жалок и ничтожен. Нищий, умерший на родине, — воистину эмир». Умер в Кабуле 5 мая 1944 года.
Агентство Рейтера получило послание Бухарского эмира в мае 1923 года.
“Политика преследуемая большевиками в Бухаре, Хиве, Туркестане и вообще по всей Центральной Азии носит самый низкий и подлый характер. Ленин еще в конце 1917 года заявил, что восточные области России, в частности Туркестан, Бухара и Хива будут совершенно освобождены от русского протектората и влияния “Мусульмане Туркестана, Баширистана и Казакистана /совр. Кирреспублика/ поверили этому заявлению и образовали самостоятельные национальные правительства. Хивинское ханство и мое правительство – бухарский эмират также объявили полнейшую независимость. Но некоторое время спустя большевики нарушили свои обещания и том же году свергнули независимые правительства Туркестана, Башкиристана и Казахстана, залив деревни, города и всю страну кровью сотен тысяч мусульман.
Хивинское ханство и мое правительство – эмират Бухары были вообще настроены враждебно и в это время оба государства в особенности Бухара оказали упорное сопротивление и разбив большевиков, и их революционных товарищей, очистили страну от их нечистого присутствия. В результате этой войны бухарский эмират заключил победоносное соглашение и сделался совершенно независимым. Тем временем разбросанные силы независимого Туркестанского правительства продолжали нести борьбу и в короткое время она перекинулась в Тапизуд и Калиспи. Подобное положение вещей создало у большевиков угнетенное настроение и лишило их всякой надежды на успех и безопасность своего положения. В связи с этим они отказались от своего вызывающего поведения, присвоили себе методы хитрости и коварства и начали новую эру интриг и пропаганды.
Прежде всего они объявили, что статус каждой нации страны будет разрешен в связи с ее собственной цивилизацией и естественными условиями и что национальное чувство нецивилизованных наций и даже капиталистические правительства таковых будут уважаться. Они заявили, что ошибки и безумства 1918 года произошли вследствие неопытности и неразумия совершавших их оффициальных лиц и что ими будет установлена такая форма правления, которая пойдет навстречу желаниям мусульман. Подобные заявления и ноты подписанные Лениным постоянно публиковались в Центральной Азии от имени Центральных Национальных большевиков. В результате подобного поведения и оборота дела, благодаря всем этим воззваниям и фразам, льготам и любезностям большинство мусульман возымело надежду получить кое-какие преимущества. Вследствие этого, часть мусульманской интеллигенции и секция цивилизаторов перешла на сторону большевиков, приняла участие в тогдашнем управлении и помогала укреплению большевизма, будучи незнакомой с его коварством и безчестностью.
Некоторое время спустя /в начале декабря 1919г./ имело место конференция, на которой участвовали с одной стороны большевистские агенты, а с другой, Казим Бек от турок и Авдус Субхан и Маульви Баракатулла от Индии в качестве представителей угнетенных восточных народов, которые дали клятву освободить восток и основали для этой цели во всех частя Центральной Азии партии, обратив особое внимание на Хиву, Мешед и некоторые места в Бухаре. Были организованы партийные ячейки, содействовавшие большевистским интригам и пропаганде. Опьяненные свободой и “интернациональные” идеи настолько завладели воображением близоруких мусульман, что они сделали бешеными поклонниками и доброжелателями большевиков и были слепы к последствиям, которые вытекали из их безбожных действий и поведения. Некоторые лидеры Муджахединов, как Мухамед, Амин Бек, Кель Ходжаев и Джунаид Хан также были обмануты и попали в большевистские тенета.
С другой стороны, мое правительство, – эмират Бухары и Хивинское ханство были заняты празднованием своей независимости и не подозревали о безчестности и предательстве большевиков. Короче говоря, необычайные заявления большевиков в связи с невежеством и неопытностью мусульман произвели огромное впечатление. Этим большевики отстранили от себя висевшую над ними опасность. Тем временем, генерал Дутов отошел от Оренбурга, меньшевики отошли от Калиспи, открылся путь из Москвы в Баку, которые вожди Муджахединов заключили мир… и не было больше нужды скрывать предательство своей политики. Летом 1920 года они бесчестно объявили от имени нескольких хивинских революционеров войну хивинскому ханству, превратили ее в восстание, взяли в плен хана, его министров и большинство влиятельных лиц, забрали государственное имущество и казну и отправили в Москву. С падением Хивы, безобразия красных войск дошли до того, что они покупали и продавали друг другу жен и дочерей мусульман. Они просто напросто издевались над слезами тысяч вдов, сирот и своих жертв.
После победы Хиве была дарована независимость, было сформировано правительство под названием “независимое коммунистическое республиканское правительство Хивы” и доверено нескольким хивинским коммунистам. Для их инструктирования и обучения были назначены сотни членов “интернационала”, а для их защиты были приведены тысячи красных солдат. Главным занятием правительства было снабжение красной армии пайком и принятие мер для ее удобства. Затем, большевики принялись производить свою программу в Туркестане. Первым делом они уволили из Различных отделов Туркестанского правления мусульман и передали всю администрацию целиком в руки русских большевиков. Затем, во имя НАЗЕО” Небратзия Сизия Небратзия они завладели имуществом и собственностью народа. В результате торговля остановилась, земледелие совершенно погибло и начался голод. Каждый дом и кибитка этого угнетенного народа могут явиться свидетелями его невероятных страданий. Места оставшиеся свободными за смертью владельца или отнятые у последняго распределялись как награды или премии между русскими эмигрантами и большевиками. Количество этих эмигрантов превысили в 1920г. 2 миллиона человек.
В связи с интервенцией и угнетением Советом Туркестана и Фреганы Муджахедины снова сорганизовались и начали настоящую кампанию. Ужасное положение Туркестана, раззорение Хивы и надменные угрозы со стороны Советского Правительства обратили внимание моего правительства в Бухаре и оно приняло меры, чтобы мобилизовать армию и заключить договор с Афганским правительством. Но большевики следили очень тщательно за моими действиями и были проворнее чем мы, т.е. они собрали всех революционеров и начали в Бухаре пропаганду. В частности, эти революционеры еще в первую войну просили у большевиков помощи, С другой стороны, большевики пользуясь бывшей в их руках бухарской железной дорогой, тайно послали в Бухару 20 тысяч вооруженных красноармейцев и заняли свои позиции в крепостях, находившихся с давних времен в русских руках, между тем, как в то же время советский министр иностранных дел Гопнер вел с нами переговоры о заключении дружественного соглашения. Гопнер говорил, что политический договор между ними и нами уже существует и что теперь нам нужно заключить экономическое соглашение. Оно должно было базироваться главным образом, на обмене бухарских продуктов на русские военные материалы: я также признал необходимость этого. Гопнер далее извинялся за безнравственность своих чиновников и дал письменные и устные заверения относительно дружественных отношений между обоими правительствами. Затем он проехал в Ташкент для отсылки оффициальных представителей.
Три дня спустя после отъезда Гопнера они начали стрельбу и внезапно атаковали Бухару со всех сторон, орудиями и аэропланами. Я, к несчастью не был осведомлен о коварных замыслах большевиков и мои войска были расквартированы, потому что у никого из нас не было и мысли о войне. Вследствие этого я счел сопротивление и защиту Бухары бесполезными и в первый же день боя издал приказ об эвакуации из Бухары меня и двора. Я лично направился со своей летней резиденции, находившейся за городом в Восточную Бухару. Мой отъезд стал известен большевикам в первый же день боя. Но несмотря на это беззащитный город бомбордировался в течение еще 4 дней. Погибла треть населения, все святые места знаменитый минарет, главная общественная мечеть Бухары и все обитатели принуждены были бежать из города.
На пятый день в безлюдный город Бухары вошли 40 тысяч вооруженных войск и столько же русских оффициальных лиц и разграбили и разгромили все дома и лавки. Покончив с этим, они установили правительство под названием “независимая коммунистическая Республика Бухары” и передали его в руки революционной партии, которая сопровождала их туда. Одновременно они распустили все большевистские секции и начали пропаганду путем плакатов и лекций. Это правительство, обманув своих льстецов, свело их на нет и отправило из Бухары в Россию все продовольствие и все предметы первой необходимости. Вдобавок стоимость пребывания Красной Армии в Бухаре была возложена на последнюю. Короче говоря, благодаря силе и моральному эффекту наличия армии, все внутренние и внешние дела Бухары совершались в России. В частности, в глазах большевиков независимость какого бы то ни было правительства теряет всякое значение при сопоставлении с завершением пролетарской революции. И даже, если бы Бухарское правительство походило на какое бы то ни было другое правительство мира и в таком случае оно было бы принесено в жертву диктатуре пролетариата. С другой стороны, имея в виду приближения к Индии, распространение влияния и проникновение в Афганистан они считали своим священным долгом произвести конфискацию состояния и доходов Бухары и овладеть ею.
Вскоре после моего отъезда, благодаря неслыханным зверствам красных войск мои лойяльные верноподданные и войска объединились и открыли враждебные действия. В короткий период времени они отняли у красной армии Восточную Бухару. Красная Армия во время своего отступления не только била, но и резала всех без исключения даже женщин и детей. Так например в области Фегадза были зарезаны 50.000 человек. Отступавшие красноармейцы вошли в крепости Термез, Керки и Чарджуй и начали обороняться. Тем временем знаменитый Гази Энвер Паша, приехавший в Бухару через Батум, поняли чувства волновавшие мусульман Бухары, Туркестана и Хивы, был тронут и попросил меня дать ему какое-нибудь назначение. Я, же, имея ввиду его готовность и внимание, доверил ему командование армией Муджахединов. Тем временем большевики увеличили свою армию и начали интенсивную кампанию. Муджехедины оказали бы стойкое сопротивление, но отсутствие военных материалов не могло обеспечить успеха. В разгаре боя Гази Энвер Паша испил чашу мученичества. Борьба под руководством других вождей не только не прекратилась, но увеличивается в ожесточенности с каждым днем. В данный момент поле военных действий тянется от Восточной Бухары через Фергану к Памирам и Туркменистану до китайской границы т.е. до города Кульджи. Главными центрами борьбы являются во первых Фергана, а во вторых Восточная Бухара и Туркменистан. Муджахедины насчитывают не менее 60.000 человек: красных войск около 100 тысяч.
Я, в прошлом и настоящем законный повелитель Бухары, а в данный момент вождь Муджахединов, впервые выступаю с подобным заявлением, обрисовывающим всем уважающим справедливость и любящим мир положение и условия в которых находится моя страна и приглашаю их выказать свое внимание и доброе отношение.
“Манчестер-Гардиен” 4/VI-23г. Перевела: /Штейнберг/.
Фото С. М. Прокудина-Горского, Сейид Мир Мухаммед Алим-хан, 1911 год.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ОСТАВИТЬ СВОЙ КОММЕНТАРИЙ

Убедитесь, что вы ввели необходимую информацию(*) там, где указано. HTML-код не допускается

÷ one = 6

Похожие новости

Меню

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: