Menu

ИНТЕРВЬЮ

Марс Сариев: «Поэтому, если действующая власть будет придерживаться провозглашённых принципов, то она должна полностью аннулировать итоги выборов в Бишкекский кенеш, так как наблюдался тотальный подкуп»

– Марс Осмонкулович, прокомментируйте итоги состоявшегося референдума?
– Ранее я говорил, что поправки в Конституцию подавляющим большинством населения будут поддержаны. Видите ли, данная тенденция, очевидно, была неумолимой. Вся предыстория в виде всем нам известной картины с парламентом полностью дискредитировала парламентскую форму правления. Хотя, сделаю оговорку, на самом деле в нашей стране никогда не было парламентской формы правления в чистом виде. Да, она декларировалась формально. Но фактически у нас была президентско-парламентская и даже, сказал бы, президентская форма правления. Например, та же Америка шла к парламентской форме более двухсот лет, впрочем, как и весь Запад, – довольно долгий срок. Да и там тоже были и кровавые гражданские войны, и революции и так далее. В наших же условиях построить буквально за десять лет просто совершенно нереально. Поэтому, конечно, возникает вопрос, для чего же Запад всунул нам парламентскую форму, заведомо зная, что это полностью разбалансирует государственные институты, приведя всё к бардаку. Отсюда и появляются сомнения. Видите ли, чтобы изменить менталитет людей, потребуются долгие годы, а может и столетие.
– То есть, согласно вашему утверждению, после референдума то, что было де-факто, стало де-фре?
– Да, причём теперь глава государства за всё отвечает. Когда же у нас была парламентская система, то фактически решал все президент страны, а громоотводом или «козлом отпущения» был глава правительства. Сама же парламентская ветвь власти находилась под контролем президента страны. Теперь глава государства будет полностью отвечать за всё, сообразно полноте своей власти. Именно этого ждёт народ. Люди желают видеть изменения и понимают, что без широких полномочий их невозможно претворить в жизнь. Поэтому совершенно закономерно, что в одной из областей на юге страны более восьмидесяти процентов проголосовавших – за поправки в Конституцию. В северном регионе страны ситуация примерно идентичная. Единственно, в Бишкеке показатель чуть ниже. Это понятно, так как в столице сосредоточены все НКО, получающие западные гранты. Кыргызстан – поле для больших политических игр, и предупреждения различных прозападных структур являются свидетельством, что Запад желает видеть в нашей стране бардак.
– Абсолютно искреннее не понимаю наше стремление обвинять в своих неудачах кого-то, но только не себя. Выбор формы правления народ делал сам?
– Причина в нас самих. Да, народ можно обмануть один раз, но постоянно обманывать не получается. Вот поэтому население и сделало свой выбор. Как раз-таки окрики со стороны прозападных структур этому способствовали.
– Сможет ли действующий глава государства после обретения широких полномочий выправить плачевную экономическую ситуацию?
– Только если консолидирует здоровую часть политической элиты. Народ, со своей стороны, поддерживает.
– Я бы сказал, что здравомыслящих предостаточно, но нужны профессиональные кадры. А это разные вещи.
– Да, профессионалы. В целом на главу государства теперь возлагается миссия. В то же время существует множество рисков. Другого выхода нет.
– Вот вы, глядя на сложившуюся вокруг президента номенклатуру, видите хотя бы незначительные потуги? На мой взгляд, ничего нет.
– Да, вы правы, пока нет. На данный момент я тоже не вижу профессионалов. Может, всё постепенно. Ведь это процесс. Если С. Жапаров наберёт команду профессионалов, несмотря на политическую ориентацию и партийную принадлежность, то будет меритократия.
– Пока никто еще даже не видел краткосрочную антикризисную программу. А как дальше будет страна выходить из кризиса, если даже сейчас нет какой-то краткосрочной программы? Может, вы слышали про такую программу?
– Знаете, не слышал. Президент пока не озвучивал свою программу, но сказал, что ресурсы есть и за пять лет он выведет страну из кризиса. Вот сейчас мы услышим, какой у него план действий после референдума. Настало время набирать команду из достойных. В ближайшие месяцы мы увидим.
– Интересно, какая теперь начнёт складываться архитектура власти…
– Понятно, что Президент КР сконцентрирует власть в своих руках. Да, существуют опасения на этот счёт. Парламент наш совершенно никакой. Ввели институт Курултая в качестве страховки. На самом деле Курултай должен был стать Верхней палатой, с моей точки зрения. Сейчас миссия возлагается на Президента КР и его команду. Вы правы, и я пока тоже не видел команду. Может, она на стадии формирования. В ближайшее время мы должны увидеть команду и услышать программы. Если этого не произойдёт, то я ошибся.
– В ближайшее время станет ясно, пойдём ли мы вперёд, либо стагнация. Всё сразу станет ясно по кадровому составу. 
– Верно. Кадры – лакмусовая бумажка, которая сразу всё покажет.
– Многочисленными нарушениями сопровождалась избирательная компания в Бишкекский кенеш. При этом руководство страны всех уверяло, что выборы будут чистыми. Однако…
– У меня тоже удручающее впечатление. Знаете, выборы в столичный кенеш являются своеобразным показателем. Всё тот же старый механизм подкупа избирателей и полная дискредитация. Поэтому, если действующая власть будет придерживаться провозглашённых принципов, то она должна полностью аннулировать итоги выборов в Бишкекский кенеш, так как наблюдался тотальный подкуп. Ведь в дальнейшем это может отразиться болезненно. Очень тревожный сигнал! Механизм подкупа избирателей надо сломать!
– Действующая власть этому способствует своим молчанием?
– Да, способствует. А это приближает крах самой власти.
– То есть будет справедливо задать вопрос: «А чем действующая власть отличается от предыдущей?».
– Да, подобный вопрос возникает на примере выборов в Бишкекский кенеш. Власть должна научиться принимать решения и понимать, что если закрыть глаза на нарушения, то аналогичное может повториться на выборах в Жогорку Кенеш. Власть не должна потакать политическим группам, которые фактически покупали голоса. В противном случае власть просто обречена.
Беседовал Эрик ИСРАИЛОВ
Источник: “Рr.kg”

Зайнидин Курманов: «Толстосумы, пользуясь тем, что народ выживает, дурят его. Давая ему крохи, а получая взамен барыши»

– Зайнидин Карпекович, где, по-вашему, наше общество должно искать свои исторические идеалы: в прошлом или в будущем?
– Есть собственный опыт поиска в эпосе «Манас». Персона мифическая, в основе которой, говорят, лежит реальная личность. Возможно, это Мухаммед Кыргыз или кто-то другой. Суть их в том, что все они защищали родину от врагов и преуспели на этом поприще, получив авторитет и уважение всего кыргызского народа. Всё это отражено в эпосе. Есть даже отечественный исторический опыт, когда к власти приходили деятели, которые поднимали экономику, уровень духовного, культурного развития.
– Довольно часто слышу такое мнение, что после Т. Усубалиева все последующие были слабее…
– Это традиционный тип мышления. Для таких людей свойственно ждать мессию. В таком сознании в целом отражается наша кыргызская политичная реальность. У нас все ждут, когда явится мессия, придёт наш «Ататюрк», который все мигом изменит. Традиционный тип мышления связан с тем, что мы очень долгое время жили в условиях традиционного аграрного общества.
– Да и сейчас, полагаю, большинство граждан являются носителями такого типа мышления.
– Естественно. Рациональный тип сознания не ждёт мессию, а всего стремится достичь самостоятельно посредством создания эффективных политических систем, избирательного права, механизмов сдержек и противовесов. Всё это характерно для городского типа общества. Демократия как институт, как ценность возникла в Афинах. Афины – город-государство, в котором жили горожане. Там зародилась демократия. Затем она рухнула, но в дальнейшем была подхвачена римлянами. Но и там республика просуществовала недолго. И последним республиканским лидером стал Гай Юлий Цезарь. А на его место пришёл Октавиан Август, превратив республику в Империю, что обеспечило долголетие Империи. Но и она тоже погибла, а традиции Римской Империи продолжила Византия. На смену Византии пришла Османская Империя. После же Османской Империи образовалась республика Ататюрка. Видите, история всё время меняется в зависимости от политической ситуации и культуры народа. Так вот в зависимости от того, какой тип мышления складывается у человека, такой вариант развития и получает страна.
– Скажем, последний глава государства пришёл на волне популизма и многочисленных обещаний. Это говорит о том, что наше общество живёт иррационально. Когда всё-таки общественность станет более зрелой? При каких исторических условиях?
– Существует два пути. Первый – эволюционный – через систему образования, науки, искусства и культуры, морали, этики. Но этот путь довольно длинный и долгий. Наши политики хотят обычно всё сразу и немедленно. Но так не получится. Если ты хочешь получить всё сразу, то тогда нужна тирания, диктатура и массовые репрессии. Почему И. Сталин применял данный метод? Да потому что социализм в крестьянской стране был невозможен. Потом коммунизм рухнул.
– Может, это проблема эффективности управления? Китай, например.
– Китай, на мой взгляд, никогда не был коммунистической страной. Китай всегда был, есть и останется конфуцианской страной. Коммунистическая партия – это фундамент. Раньше этим фундаментом был Император. Но там мало что изменилось со времён конфуцианского Китая. И вот в 78-м году к власти в Китае пришла группа, которая трезво оценивала ситуацию и вернула китайскому народу то, что ранее отняли, – умение торговать. При этом политическая власть сохранена в руках коммунистической партии.
– Так какой из методов развития наиболее релевантен к нашей стране?
– В разных странах по-разному, и всё зависит от культуры. Например, в чём наша проблема? Кыргызстан – крестьянская страна, где 90% населения крестьяне. Я не имею в виду тех, кто проживает в сельской местности. У нас же и горожане тоже крестьяне.
– Да. 
– Поэтому нужно пройти все этапы. История, как наука, не стоит на месте и развивается достаточно быстро в отличие от общества. Само же общество может развиваться или находиться в нынешнем состоянии довольно долго. Например, кыргызы жили при патриархальном строе. Выдающиеся историки нашли определение. Политологи же называют такой тип общества доиндустриальным или аграрным. К. Маркс же называет это первобытно-общинным строем. Некоторые народы застряли там и живут долго, а некоторые народы эволюционировали. Сегодня даже они создают новую формацию, называемую «Открытое общество». Вот мы на каком этапе находимся? Мы находимся на этапе перехода от аграрного общества к индустриальному. А наши политические элиты куда хуже. Посмотрите среди гражданского общества есть представители, которые показывают рекорды на олимпиадах, выигрывают международные конкурсы. В основном это те, кто учится за границей. Вот есть ли у нас хоть один политик, который окончил Гарвард? Или хотя бы МГУ?
– Бывший кандидат в Президенты Ж. Байгуттиев. 
– Я имею в виду тех, кто сейчас находится во власти.
– Думаю, они и наши отечественные вузы с большим трудом заканчивали. 
– Каков поп, таков и приход. Вот почему, например, тот же Ж. Байгуттиев, будучи выпускником МГУ, будучи успешным бизнесменом, не участвует в большой политике полноценно? Ведь он же один из лучших. Почему я не могу? Потому что я не хочу проиграть выборы продавцу семечек, который накопил деньги. Наше же население не выбирает по уму, а за деньги. Нет денег – нет депутатского мандата. Главное, что сам народ с удовольствием подкупается. Видите, то, о чём я так много говорю и пишу, можно сделать, не добиваясь обучения. Конечно, в перспективе необходимо обучать, создавать новую систему ценностей, формировать новую политическую элиту, создавать реальную Конституцию. А не ту, которую используют для непонятных целей. Опыт той же самой Южной Кореи, Сингапура наглядно показывает, что всё можно сделать за короткий срок. Но требуется дисциплина исполнения, профессиональные кадры. Ведь даже самую хорошую программу могут загубить чиновники полуграмотные. Нашей страной пять лет управлял «шофёр»,  все молчали, соглашаясь. Тот же эпос «Манас» снёс бы голову всем таким кыргызам, которые подчинялись «шофёру». В чём секрет нашего конформизма? Надо же в этом разобраться. Вот когда разберёмся, тогда и придёт успех.
Ичточник: “Рr.kg”

Иманкадыр Рысалиев: Демократии в Кыргызстане никогда и не было…

-Все говорят о предстоящем референдуме, о новой Конституции, высказываются мнения за и против. Что Вы думаете по этому поводу?

-Хорошо или плохо, но мы прожили по этой Конституции 10 лет. У нас есть опыт, и мы можем делать выводы. Возникает вопрос, почему ныне действующая конституция привела страну к столь плачевным результатам? Почему не приблизила нас к демократии, не улучшила систему управления и в конце концов, не улучшила жизнь простых граждан?

Можно долго отвечать на этот вопрос, но вряд ли мы приблизимся к истине… Именно поэтому у меня всегда возникает вопрос, а готова ли страна и народ… к демократии?

С сожалением приходится констатировать, что за тридцать лет независимости мы так и не смогли взрастить демократию, заложить принципы ее реализации, воспользоваться плодами демократии как это делают успешные страны. 

-Вы хотите сказать, что у нас никогда и не было демократии?

-Все относительно. В сравнении с Северной Кореей мы демократическая страна, а в сравнении с развитыми странами Запада, мы страна, только мечтающая о демократии… да, полномасштабной, зрелой демократии в Кыргызстане никогда не было, нам только предстоит пройти этот путь. И очень важно найти верную, исторически выверенную точку опоры к вершинам демократии.

-А что у нас тогда было за эти тридцать лет независимости? Куда и к чему мы пришли?

-Если говорить образно, то мы поставили телегу впереди лошади… мы демократически свергли коммунистов и объявили это победой демократии. А что получилось на самом деле, в жизни? Коллективная безответственность. Коллективная, круглостольная говорильня! Поспешная раздача народной собственности в руки приближенных к кормушке власти бизнесменов и в итоге, сказочное обогащение кучки семей и массовое обнищание народа. Бедность и отчаяние девяностых годов до сих пор встречаются в повседневной жизни. 

-А как вы видите себе истинную демократию в Кыргызстане?

-Есть три основных признака или родовых пятен демократии, без наличия одной из них демократия в любой стране вырождается в дерьмократию, после народных бунтов, в охлократию. Независимые честные суды, мощные партии и независимые СМИ – вот основа демократии.

За тридцать лет независимости у нас, когда ни будь была независимая судебная система, честный суд? Ответ: не было и до сих пор нет. 

Зрелые демократически функционирующие партии с четко выраженной идеологической платформой есть в Кыргызстане? Таких партий не было и нет. Мы отличаем сегодняшние партии друг от друга только по именам их лидеров. Партии вождисткого типа напрочь исключают внутрипартийную демократию и соответственно, быть полнокровными демократическими партиями никак не могут.  

Независимые средства массовой информации начали формироваться только сегодня благодаря всемирной паутине Интернета. Фейсбук это прежде всего равный доступ к информации, и равное право на высказывания. Оппозиционные СМИ еще не есть независимые СМИ.  Дорогу осилит идущий, и мы только в начале пути и именно свобода коллективного, общественного разума должна освещать нам путь в достойное будущее. Слава Аллаху, с этим у нас все в порядке, патриотов и креативно активной молодежи у нас много и это залог нашего будущего.

-А чем Вас не устраивает нынешняя Конституция?  

-Фокус заключается в том, что по формальным признакам, нынешняя Конституция действительно отвечает стандартам демократии. Там заложена система сдержек и противовесов ветвей власти и партийные выборы и свобода слова и верховенство права. Но опять же возникает вопрос, а почему все это не сработало, не привело к успеху? В итоге мы имеем то, что имеем, очередной народный бунт и откат назад и продолжаем искать путь в светлое будущее. Ответ простой и очевидный. Страна и народ не готовы ни к высоким стандартам демократии, ни к партийным выборам органов власти. В условиях бедности, безработицы, повальной коррупции, регионализма, клановости, низкой политической культуры, пытаться демократически, цивилизованно управлять страной и добиться хоть каких ни будь общественно значимых результатов, это утопия, профанация и дискредитация демократических ценностей.  

-Давайте вернемся к референдуму. То, что народ проголосует за новую Конституцию сомнений нет, но всех интересует вопрос, а что будет потом, не скатимся мы в средневековое ханство маргиналов или превратимся в полицейское государство?

-Четкого, однозначного ответа нет. Садыр Жапаров и Камчыбек Ташиев пришли к власти на волне народной надежды. И сегодня они являются заложниками этой надежды. Вы же знаете народную поговорку – от любви до ненависти один шаг. Насчет средневекового ханства скажу однозначно, этому никогда не бывать, традиции ханства не для нас и не про нас. Полицейское государство… возможно окружение и силовики попытаются это сделать, но это только ускорит политическую смерть нынешних лидеров, и они это прекрасно понимают.

Алгоритм именно сегодняшней политической ситуации такова, что тандему Жапаров-Ташиев позарез нужны результаты, ощутимые народом. Кроме «кустурабыз даканса» нужно дать народу и хлеба в виде высоких доходов широких слоев населения, высоких зарплат, пособий и пенсий. Нужна стабильность и безопасность, справедливость судей, прокуроров, милиционеров, постовых, налоговиков, санитарных врачей, всяких разрешителей на предпринимательство, а этого просто карательными мерами не добьёшься. Здесь нужны системные, мобилизующие государственные решения, дающие мощный мультипликативный эффект. 

Есть один большой плюс в новой Конституции, что президент является главой исполнительной власти и несет полную ответственность за работу правительства. Правительство больше не будет мальчиком для битья и разменной монетой. 

За тридцать лет независимости сменилось тридцать правительств, произошла квалификационная деградация государственных служащих и государственных структур. Страна сегодня находится в состоянии полураспада. Такова горькая отрезвляющая реальность. 

Александр Невзоров: "Президент – это вообще криминальная профессия. И найти президента, который не убийца, практически невозможно"

О.Журавлева― Мы снова с вами. Добрый вечер! Ольга Журавлева из Москвы, из Петербурга, из самой «Гельвеции» – Александр Невзоров. Здравствуйте, Александр Глебович!

А.Невзоров― Мое глубочайшее почтение. Да, действительно, из «Гельвеции». И давайте займемся делом. Смотрите, Россию все крепче и уверенней усаживают на электрический стул истории. Она принимает уже в свою задницу первые самые мощные разряды. И похоже, ей это доставляет огромное удовольствие. Вообще всё электризуется. Не все эту чувствуют и понимают, но всё потрескивает.

Ты знаешь, как раньше в средневековых городах реагировали на грозу? Ведь гроза считалась проделками демонов, и только самые именитые горожане имели право реагировать – выставляли из окон голые зады. Причем это касалось и дам, и мужчин. Понятное дело, что если то же самое будет проделано в России и дамами, и мужчинами, то в общем отличить лица от не лиц будет очень сложно. А то, что у кого-то рот вертикально, – ну, оттого, что человек, блин, часто слишком выступал в Государственной думе. Главное, что бородка на месте, а значит особь благочестивая и благонамеренная.

Но вообще мы видим подлинно стахановский труд. Трудятся кремлёвцы, трудятся по-настоящему, они капля за каплей испаряют тот океан свободы, в котором мы когда-то заново родились, и уже от океана в общем осталась лужа, грязная и жалкая. В нее мочатся депутаты, отхаркиваются министры, блюют попы. А формально это очень печальное зрелище, особенно тем, кто помнит волны свободы с белыми барашками. Было это всё очень красиво и широко, очень всё романтично. Были надежды. Теперь не осталось ни одной надежды. Этим уникальное наше время, сейчас особо интересно. И приговор надеждам подписан самим Владимиром Гулаговичем и уже вступил в силу.

К сожалению, и в Питере у нас, Оля, тоже власть рассвоевольничалась и к черту закрыла, с моей точки зрения, самую очаровательную, самую важную достопримечательность города – «Мост дураков», иногда его называют «Мост глупости». Тем, кто не знает – в Питере есть такой серьезный солидный мост, на котором за километр начинаются предупреждающие надписи, что ни одна машина высотой более 2 метров никогда под него не поместится. И тем не менее, это мост набрал уже 200 или 220 жертв.

Там люди приезжали с утра. Это был тотализатор: сколько сегодня, какие сегодня, какого цвета… И вот тут, я бы сказал, городское самодурство срабатывает. Знаешь, почему? Выяснилось, что все депутаты закса во главе с председателем законодательного собрания господином Макаровым собрались обязательно на весенний осмотр состояния Петербурга, заказали самые высокие автобусы «Икарусы». И как ты думаешь, они проложили маршрут? Они его проложили именно там. И вот для того, чтобы воспрепятствовать смертоубийству, «Мост дураков» по их вине был закрыт, потому что мы знаем, что глупость неостановима.

А.Невзоров: Завоевывать Россию – все равно что покупать квартиру, где прописано 100 инвалидов, 500 матерей-одиночек…

О.Журавлева― Подождите, а они там и сидят, застряв под мостом, я надеюсь?

А.Невзоров― Они, к сожалению, не доехали. Мост успели закрыть. И поэтому эта вся чудесная история, которая могла бы потешать всю страну, она не свершилась. Дураки неостановимы вообще, но у нас в Питере есть вторая супер-обалденная история. На Никольском кладбище Александро-Невской лавры появился призрак, документально зафиксированный. История драматическая, абсолютно несмешная, я бы сказал, слезная история. Она позволяет нам с вами сейчас заглянуть в так называемый внутренний чудесный мир путиниста.

Излагаю. Молодой православный фанатик, кладбищенский сторож Никольского кладбища лично созерцал, как по Никольскому кладбищу Александро-Невской лавры нервно шнырял умерший 113 лет тому назад протоирей Иоанн Сергеев по кличке Кронштадтский. Призрак громко шуршал бумажкой и торопился в сторону кладбищенских туалетов, естественно, ярко светясь от нетерпения при этом.

Набожный сторож, который не сразу при этом сообразил, что перед ним видение святого как православный человек схватил дубинку резиновую и бросился на это приведение. Не добегая какого-то расстояния, очень небольшого, он опознал праведника, застыл, уронил дубинку. Как вы думаете, что он сделал потом? Он решил, что он сейчас сделает с праведником Иоанном Кронштадтским селфи. Он выхватил телефон. Но как только он выхватил телефон, святой немедленно с шипением растворился в луже, оставив облако пара.

Осталось одно вещественное доказательство – заготовленная им бумажка. Она плавала по поверхности лужи. Глубина лужи невелика, сантиметров 5. Бумажка из лужи была благоговейно извлечена, подвергнута попытке прочтения. Там каракули. И вот пока он читал, из лужи высунулась длинная-предлинная сердитая рука, выхватила у него бумажку и утащила ее обратно в бездны этой лужи. И пар развеялся.

Теперь там, на этой луже полно паломников. Все на коленях, все подползают, все прикладываются к чудотворной луже. Все ее целуют, все ее пьют – она не иссякает. И это тоже считается чудом, несмотря на то, что нормальная оттепель, вокруг сугробы, и в общем неиссякновение священной лужи не представляет собой особой загадки.

Вот выполняя обряд лужецелования, уже забеременели непорочно три монахини, герой труда и его спаниель, который с ним был вместе. И частицы этой лужи теперь самый популярный подарок в Питере.

Вот чего мне не хватило в этой всей истории, так это подробного описания, во что был одет праведник Иоанн Кронштадтский. И это очень важный момент, который будет любопытен слушателям «Эха Москвы». Дело в том, что вы знакомились с завещанием святого Иоанна Кронштадтского, нет?

О.Журавлева― Нет, я не знакомилась.

А.Невзоров― Если вы с ним познакомитесь после нашей беседы, вы увидите, что помимо завещания там есть крайне любопытная опись имущества этого праведника. И вот в совершенно официальном документе, который посмертно в первую же ночь составил пристав, указано, черным по белому прописано, что святой, Оля, был собственником 124 пар кальсон. То есть Иисус не был единственной страстью Кронштадтского протоирея. Он не меньше его любил кальсоны. Но Оля, какие это кальсоны! И как он их любил. Это можно сойти с ума.

По описям проходят алые кальсоны с позолоченными пуговичками, голубые, небесного благодатного цвета с муфлоновым начесом, а на них, соответственно, многоцветные пуговки средиземноморского перламутра. И черные траурные кальсоны тоже были, я понимаю, великопостные с серебряными шнурками завязок.

То есть не зря товарища канонизировали, конечно. Это был крупнейший кальсононосец и кольценовед своего времени. Все они одного размера. Это не под раздачу бедным. Все слегка ношенные. И в общем, тут есть, конечно, сверхъестественный момент, потому что обычный человек, конечно, никогда не сможет сносить 124 пары кальсон.

О.Журавлева― Вы никогда не слышали о коллекционировании, Александр Глебович?

А.Невзоров― Дело в том, что они все были, что называется, в строю. Они все надевались в нужный момент. Вот Гундяев, я думаю, он больше, чем 50 пар кальсон не потянет, конечно. То есть ему венца праведника не видать.

И вообще, кстати говоря, пристав, когда составлял эту посмертную опись имущества, он в личной гардеробной популярного святого попа-черносотенца Иоанна Кронштадтского насчитал 342 рубашки, 281 пару носков, 31 пару брюк, 53 пары сапог, 30 шляп, 41 подрясник, 31 муаровую рясу, шубы, бесконечное количество золота и драгоценный камней, наперсных крестов. И 96 серебряных подстаканников. То есть, кто мог бы устроить безумное чаепитие, то это он.

Понятно, что Кронштадтский был немножко Киркоровым своего времени. И когда, кстати говоря, еще до революции эта опись была впервые опубликована, то и двор, и Синод ответили злобным гробовым молчанием. Возражать было нечего.

О.Журавлева― По-моему, это очень мило и человечно.

А.Невзоров― Да, конечно, это человечно.

О.Журавлева― Иметь много пар носков и кальсон – это так славно.

А.Невзоров― 281 пара носков, Оля? 342 рубашки…

О.Журавлева― Если есть пространство для хранения, то почему бы и нет? У него еще стиральной машины не было. А стиральные машины у нас сейчас пожирают носки.

А.Невзоров― Не познакомился он с вами вовремя, Оля.

О.Журавлева― Конечно…

А.Невзоров― Вы бы были потрясающей попадьей, хранительницей 281 пары носков.

О.Журавлева― С удовольствием.

А.Невзоров: Президент – это вообще криминальная профессия. И найти президента, который не убийца, практически невозможно

А.Невзоров― Нет, уж если говорить о человечности, то тогда о человечности надо говорить шире и применительней. Потому что, конечно, администрация Никольского кладбища, где всё произошло, и всё это сейчас в интернете выложено, бешено обсуждается в Питере, – вот на Никольском кладбище, где сейчас шастает призрак Кронштадтского, там нужно принять меры и увеличить количество внятных указателей к кладбищенском сортиру, потому что не надо ставить в неловкое положение различные видения с высоким саном. Потому что там может быть призрак Собчака взять и прогуляться. Там может Гумилев собраться по-маленькому. Я уж не говорю о тех, кто может собраться по-большому. Сколько, можно сказать, веков терпит Александр Невский. Там тоже неподалеку.

А что же касается любителя кальсон Кронштадтского, то это был чернейший, конечно, черносотенец, покровитель, благословитель еврейских погромов. И он не стеснялся никогда публично умолять своего бога о смерти Льва Толстого. И он очень хотел, чтобы Лев Толстой умер как можно более мучительной смертью. Это публиковалось, это было абсолютно открыто. А Николай II, чувствуя, что власть уплывает – он же тоже обязан быть чутким, – он действовал так же, как Путин. Но если Путин лепит на скорую руку глупыми руками Мединского и Военно-исторического общества из сталинских соколов новых святых, то Николай II вообще пользовался любым материалом, который подворачивался. Он тоже думал, что, повышая патриотизм, он обеспечивает жизнь режима.

Вот николаевщина, как и путинщина, она думала тоже, что это фальш-патриотизм удержит публику от бунта. Кремль ведь ничего не придумал, он просто смазал старые механизмы.

Есть прекрасные новости с фронтов идеологической войны, с моей точки зрения, действительно, прекрасные.

О.Журавлева― Почему?

А.Невзоров― Во-первых, закон о запрете просветительской деятельности.

О.Журавлева― Скажем прямо: это запрет просвещения как такового.

А.Невзоров― Да, это запрет просвещения, и это восхитительно. Потому что нет сомнений, что это будет принято окончательно. Это запрет на любую просветительскую деятельность на территории России без разрешения власти. То есть если вам понадобится такое разрешение, вы приходите на комиссию. Там будет сидеть тетка из жилтоварищества, поп и ядовитый эфэсбэшник и в своих провонявших «Новичком» пальцах он будет крутить мизинец, оторванный у вашего предшественника, который тоже приходил доказать, что его лекция вполне себе благонамеренная. И вот им придется доказывать благонамеренность вашего доклада.

А что это всё значит? А это значит, что и этот бой они тоже проиграли. Они уже боятся даже собственной тени. Это не тактика победителей, это не тактика торжествующих и уверенных людей. Это тактика поджавших хвост.

Потому что мы видим, например, красотку Симоньян. Она уже в режиме неформальной жесткой истерики требует разрушения Карфагена. Она требует истребить все иностранные соцсети, закрыть всё и дотла. Её голос, надо сказать, ей не принадлежит. Понятно, что ее используют как граммофончик, как некий патефон, на который ставят пластики в администрации. И это значит, что они и здесь проиграли всю конкуренцию и великолепно знают, несмотря на то, что пропагандисты Кремля имеют колоссальное техническое и численное превосходство на над нами, и они не понимают, что если они закрывают YouTube – пусть закрывают, – у людей такой YouTube, блин, нарисуется в головах, что подлинный YouTube будет бледной детсадовской милой картинкой.

Ну и плюс надо понимать, что закрытие, о котором они так мечтают – ютубов, фейсбуков и других иностранных приведет неминуемо к закрытию ВКонтакте и Одноклассников. Все хлынут туда, все, лишившиеся заработка, все лидеры мнений, все авторитеты – все уйдут абсолютно туда просто ради мести. И вот тогда полностью раскалившиеся Одноклассники и ВКонтакте тоже пойдут к чертовой матери. То есть они не умеют даже запрещать, они не умеют считать даже на полсантиметра вперед. И тогда, черт возьми, все быстрее и громче лопнет. Ведь люди готовы терпеть самую тупую и охамевшую власть до тех пор, пока он не переходит некую, скажем так, неизвестную, но очень отчетливую черту.

О.Журавлева― Вы считаете, что эта черта уже близка?

А.Невзоров― Я ее чувствую. Я вот смотрю, как издеваются над бедным этим Твиттером. И повторяют бессмысленные мантры про законы, про соответствие законам. Но помилуйте, это не законы, это произвол перепуганных дураков, просто написанный на гербовой бумаге. От того, на чем он написан, они законами не становятся. Закон – это потрясающая штука, которую ни с чем не перепутаешь, потому что закон регулирует жизнь. Закон облегчает эту жизнь и балансирует ее. А то, что производит Дума, законами ни в малейшей степени не является. Она делает сложную, тяжелую, гадкую жизнь еще тяжелее и гаже. От того, что 400 холуев собрались вместе и подписались под какой-то глупостью своих испуганных хозяев, – это не называется законом, разумеется.

Ты знаешь про то, что очень многие редакции и художественной литературы, и научной литературы ломятся от нашествия толп графоманов. Графоманы тащат толпами свои стихи, свои идиотские представления о прекрасном, либо пытаются пересмотреть теорию относительности…

О.Журавлева― Между прочим, научных трудов огромное количество.

А.Невзоров― Огромное количество этих фриков. Но, скажем так, если следствия этой бездарности, этого графоманством, довольно невинны, мы можем над ними хихикать, и это не имеет никакого продолжения, то цена графоманства в законотворчестве слишком велика и слишком страшна. Это трупы, это запреты, это разорение, это деградация, это голод, и это разрушение всего. Это как раз уже полномощные разряды пойдут через то электрическое кресло, в которое уже история усадила Россию.

Вообще вся история с YouTube и с сетями кончится, знаешь, чем?

А.Невзоров: История с Манижей оказалась поразительным тестом на расизм. И этот тест Россия провалила

О.Журавлева― Чем?

А.Невзоров― Рано или поздно старенькая Симоньян со своими 100 подписчиками будет вести маленький кулинарный блог о приготовлении мяса бобров. Вот этим это всё и кончится, равно как и запрет мата депутатами Государственной думы Боярским и еще каким-то… Кончится тем, что и на их могилах тоже, вероятно, напишут краткие трехбуквенные слова. Понятно, кто и что сильнее.

О.Журавлева― Александр Глебович, тут один из наших зрителей на YouTube пишет: «Запрети в России просвещение – и народ назло кинется толпой учиться всем и вся». В этом что-то есть, согласитесь.

А.Невзоров― Умница. Так вот все-таки дураки «Эхо» не слушают. И каждый раз я получаю этому подтверждение. Дураки в других местах. Например, у нас есть Мизулина, у нас есть красотка Мизулина, она лирик, романтик. Вот увидев эти терзания вокруг Твиттера, она, вздохнув, сообщила, что заблокировала свой Твиттер еще в ранней молодости.

Но с учетом того, что ее ранняя молодость была еще 50 лет назад, а Твиттеру всего 14, мне стало интересно, что именно она называет словом «Твиттер» и какой цемент она использовала для блокировки.

И есть еще одна болезненная тема. Это тема певицы Манижы. Это певица, которая была выбрана загадочными людьми на конкурс «Евровидение».

О.Журавлева― Это какое-то зрительское голосование. Так что поддержка была.

А.Невзоров― Да, возможно. Но вот что она представляет собой как певица, вопрос не ко мне. Я в пении, по счастью, вообще ничего не понимаю. По мне лучше бы вообще не пели, потому что любая тишина предпочтительней. Но история с Манижей оказалась поразительным тестом на расизм. И этот тест Россия провалила. Потому что певица Манижа, она слегка-слегка надавила на старый чирей местного расизма, и во все стороны зафонтанировал гной. Причем никто не думал, что запасы этого гноя так велики и так активны. Вот примитивного, злобного расизма оказалось так много, и он, главное. в полной сохранности.

О.Журавлева― Вы просто не встречались с ним. Он существует подспудно всё время.

А.Невзоров― Он существует, но он очень давно не выплескивался так организованно. О давно не давал такого концентрата и такой мощи, и высоты струй – вот этого не было.

О.Журавлева― Но, Александр Глебович, вы подумайте, в этой истории с певицей таджикского происхождения с песней про русскую женщину, – ну тут всё сразу: она еще и феминистка, она еще и активистка. Это же кто-то придумал совершенно идеального кандидата для такой штуки, как «Евровидение», которая вообще не про музыку. Почему это не сработало? Это же такая прекрасная идея.

А.Невзоров― Нет, это сработает, вероятно. Но меня, честно говоря, немножко ошарашило. Я увидел эту плебейскую иррациональную злобу к инородцам, когда упоминание той или иной национальности считается разоблачением, обвинением или подколкой.

О.Журавлева― Ну, конечно, Ельцин на самом деле еврей – это классика.

А.Невзоров― Да. Эта плебейская злоба, она унаследована от подвыпивших половых, приказчиков, от крестьян, колхозников, погромщиков. И она, оказывается, всегда ждала своего часа, как советские гранатометы в масле в ангарах, она лежит в идеальном порядке и только ждет, пока ее начнут снова применять. Притом, что советская эпоха вроде была, которая со своими фальшивыми «Свинарками и пастухами» должна была ее усмирить, эту злобу – она не сработала, и всё оказалось… вот эта вот плебейчатость…

Причем она очень интересная плебейчатость. Она направлена только на те народности, которые считаются субординационно ниже. Невозможно бросить в лицо: «О, да ты англичанин!» Невозможно, потому что чувствуют субординационно, цивилизационно на этой этой лестнице цивилизаторства какую-то высоту, и это скорее комплемент. Нет, избран круг народов, которых можно прищучить и название которых приравнивается практически к брани.

Я думаю, что те, кто так умно выбирал Манижу, они просто не представляли эти залежи. Они тоже живут в другом мире. В общем, девчонку затравили.

О.Журавлева― А она не ждалась.

А.Невзоров― Ну как сказать, она не сдалась. Я просто немножко больше знаю. К сожалению, эта балда, она постоянно читает то, что пишут. Она подсела на этот злобный блебейский бред, она читает.

О.Журавлева― Она уже сняла ответ…

А.Невзоров― Никто не знает, какого труда стоила осушить слезы ее. И вообще, я, честно говоря, не понимаю, как она в течение ближайших 5 лет сможет показаться на публике.

Вот я абсолютно спокойно призываю. Я понимаю, что этой зоологической злобе надо периодически изливаться, той злобе, которую носят в себе эти потомки приказчиков и половых. Вот пожалуйста, давайте изливайте на меня. Но я гораздо хуже Маниже…

О.Журавлева― Вам тут уже пишут по этому поводу, да.

А.Невзоров― Я предлагаю себя, пожалуйста. Я никогда не подам в суд, не выскажу не единой претензии.

О.Журавлева― Вы даже не заплачете.

А.Невзоров― Конечно. Отстаньте от девочки, от ее внешности, от ее национальности.

А.Невзоров: Они не умеют даже запрещать, считать на полсантиметра вперед. И тогда все быстрее и громче лопнет

О.Журавлева― Вы очень сентиментальный пират, Александр Глебович, хочу я вам сказать. Нежный, добрый и сентиментальный пират.

А.Невзоров― Нет, это неправда.

О.Журавлева― Я к чему всё говорю. В этот интригующий момент мы с вами должны будем расстаться ненадолго, послушать новости.

А.Невзоров― Про Машеньку хотел…

О.Журавлева― Про Машеньку мы обязательно расскажем в следующей части нашего Марлезонского балета. Александр Невзоров, Ольга Журавлева вернутся к вам после новостей.

О.Журавлева― Мы снова с вами. Ольга Журавлева из Москвы, и Александр Невзоров из Петербурга.

Я в перерыве успела всем передать привет и помахать руками в YouTube, так что мы снова возвращаемся к нашей Маше. Вы же хотели про Машу сказать.

А.Невзоров― Я удивляюсь тому, как эскалирует, возрастает совершенно бессвязное вранье. Вот Машенька Захарова, она всегда, в общем, блистала, она умеет и она, действительно, прима пропаганды. И вот она сообщала, почему, собственно говоря, нет прямой военной агрессии сейчас на Россию – потому что у России, оказывается, организована прекрасная оборона. Но вообще, когда человек говорит такие слова, он должен появиться на пресс-конференции как минимум осыпанный кирпичной пылью с забинтованной окровавленной головой, и он должен небрежно уронить сапог американского морпеха с торчащей большой берцовой костью из него и обрывками мяса, как будто бы где-то они удерживали очередную Брестскую крепость – работники МИД – от нападения американских десантников и удержали ее успешно.

О.Журавлева― Александр Григорьевич, простите, пожалуйста, прямой агрессии нет, но кривая-то есть. У на всё случилось – у нас Байден сказал «Угу» и признал Путина убийцей.

А.Невзоров― Ну, Байден сказал «Угу» насчет того, убийца Путин или не убийца.

О.Журавлева― Да, совершенно верно.

А.Невзоров― Президент – это вообще криминальная профессия.

О.Журавлева― Соглашусь.

А.Невзоров― Это одна из самых криминальных профессий. И найти президента, который не убийца, практически невозможно. Я думаю, что это касается и цивилизованных, развитых стран и стран африканского типа. Все равно в любом случае мы не всегда узнаем о тех указаниях, которые дают секретным службам по самым разным людям. Поэтому в этом ничего чрезвычайного и особого нет.

О.Журавлева― Но, тем не менее, биржи отреагировали болезненно, а посла в Вашингтоне отзывают для консультаций в Россию. Всё прекрасно.

А.Невзоров― Конечно, для них это очередная тяжелая рана, которая сразу начала гноится. Но проблема в том, что на Россию никто нападать не собирается, потому что завоевывать Россию – это все равно, что покупать квартиру, в которой прописано 85 несовершеннолетних, 100 инвалидов и 500 матерей одиночек. Потом неизвестно, что с этой покупкой делать.

Мы, кстати, говорили про то, что существенным образом терпят идеологическое поражение правительственные и пропагандистские силы, но мы видим, хотя нас, которых бьют, очень мало, тем не менее, вот влилась, даже воскресла, что очень приятно, Масяня.

О.Журавлева― Да, сорвала аплодисменты.

А.Невзоров― И воскресла великолепно. Притом, что я наблюдаю за том, как путинизм меняет людей, как он освобождает в этих людях всё самое подлое, все самое скользкое, самое злобное – вот то, о чем стеснялись люди вслух говорить, постепенно вводится в норму. И никого уже не удивишь, что красавец Стерлигов, который тоже не сам по себе, а тоже рупор определенных сил, он призвал буквально клеймить девушек – не образно говоря, клеймить, а выжигать на них физически клеймо, – девушек, которые имеют личную жизнь, несмотря не то, что не состоят в браке.

Вот Стерлигову, конечно, захотелось послушать треск горелого мяса, этих девчоночьих плеч или лбов. Поскольку сегодня, кстати, всё в той или иной степени превращается в шоу, то клеймение этих аморалок должно стать публичным действием и на такие продавать билеты, и найдутся интересанты. Праведники будут нюхать горелое мясо, наслаждаться визгом и слезами несчастных девчонок.

Особенно хорошо это пойдет сейчас, потому что начался Великий пост и каким-то другим образом удовлетворить свою потребность в мясном запахе… им даже сейчас приходится есть свою колбасу только по сортирам или только под одеялом, надев на голову полиэтиленовый пакет.

У меня есть такая идея, что коль скоро вводить клеймо для проституток, почему бы не утвердить особое клеймо и для дураков тоже. Если для проституток это должна быть традиционно лилия, то для дураков это мог бы быть перечеркнутый мозг, который можно ставить им на лоб. Хотя знаете, Оля, этого ни в коем случае не стоит делать. Того же Стерлигова клеймить как садиста и глупца нет никакой необходимости. И он сам и все его единомышленники – знак глупости одевают и носят совершенно добровольно. От нас ничего не требуется. У Германа, в общем, действительно это относительное живое желание понюхать хоть и горелое, но живое мясо. Вот жареная кожа живых девчонок будоражит, вероятно.

А.Невзоров: Они уже боятся даже собственной тени. Это не тактика победителей, это тактика поджавших хвост

О.Журавлева― Но, к счастью, он сейчас не депутат, насколько я знаю.

А.Невзоров― Он не депутат. А у нас есть, скажем так, и депутаты на эту тему тоже.

О.Журавлева― Согласна.

А.Невзоров― Вы когда-нибудь наблюдали нос Прилепина?

О.Журавлева― Нет.

А.Невзоров― Вот я наблюдаю за тем, как ноздри лысого Прилепина…

О.Журавлева― Он по ветру обычно.

А.Невзоров― О, нет! Он работает носом. Обратите внимание, когда он дает интервью. У него удивительно красноречивый нос. И дело даже не в том, что он бывший милиционер вытрезвителя, и он натренировал нос на запахи шоферского перегара… Его, кстати говоря, как всякого милиционера вытрезвителя, учили на расстоянии полутора метров чисто по запаху унюхивать, в каком кармане лежит тысячная купюра у клиента. Это понятно, он умеет работать носом.

Но сейчас он, конечно, находится в поиске такого уже, не жареного мясного, свежего, а чисто трупозного духа. Он всё время крутится, шевелится, дергается в поисках этого сладостного для него запаха – не жаренное, а именно гнилое или гниющей плоти. И ничего обидного, кстати говоря, в моих словах нет, потому что он сам это декларирует.

Вот на этой неделе он сообщил, что срочно надо забирать Донбасс в состав России. И от этого предложения, конечно, пахнет дерьмом, соляркой и трупами. Это я вам как фронтовик говорю, что это и есть тот самый запах войны, которого, судя по всему, никогда не нюхал Прилепин. Судя по всему, либо он всё врет, либо там какая-то патология. Потому что тот, кто хоть один раз или несколько раз в своей жизни этот запах слышит, он сделает всё, чтобы не услышать его больше никогда. Кто видел эти цинковые гробы с полуразложившимся мальчишками тысячами прущие в Россию, он никогда больше не произнесет слово «присоединить» какую-нибудь землю и не развяжет всего этого.

Он сейчас призвал вернуть территории ДНР и ЛНР, потому что лучшего вообще способа настоящей горячей войны со всем миром придумать невозможно, так, чтобы сыпался кирпич, стада, беженцы, трупы и ядерные бомбежки, соответственно.

Мне вот интересен даже не Прилепин в этой ситуации. Мне интересны те депутаты «Справедливой России» бывшей, которые угодили в это дерьмо. Понятно, для чего нужен Прилепин. Одряхлел Жирик. Нужен новый Жирик. И этим Жириком стал Прилепин. Это было бы хорошо неважно, но это является доказательством того, что в своем квадратном черепе Кремль все-таки носит мысли о войне, и ему нужны те, кто будут в решающую минуту ее идеологически обеспечивать кричалками, хотелками, поддержалками и другим скандированием.

О.Журавлева― А может это так же, как с Жириновским, простите, закатывается шарик очередной: в общественное мнение вбрасывается какая-то идея. Там она покаталась, ничего не пошла – отзываем. Такое может быть?

А.Невзоров― Ты понимаешь, это было тогда, когда общественное мнение кого-то интересовало. Те времена давным-давно прошли. Уже убедились, что общественное мнение – это такой пустяк, это такой вздор, на который можно не обращать вообще никакого внимания.

О.Журавлева― Ну, не знаю. У нас вот Дзержинского на Лубянку решили не возвращать.

А.Невзоров― Ты знаешь, если бы там уверенно побеждал Дзержинский, то голосование бы, вероятно, не прервали. Поскольку там всё было между этими совкодрочерами и царедрочерами, всё колебалось на почти одинаковых значениях, то решили не позорится.

Но меня вся эта история с Прилепиным больше волнует применительно ко всем тем чудесным людям, которые когда-то состояли в партии «Справедливая Россия». На выборы наплевать. Ни помочь, ни помешать их результатам мы не можем, они уже давно прописаны. Прилепинские проценты тоже, вероятно, прописаны. Мало ли, вообще всякой патологии. Ну, любит запах трупов, любит войну. Есть вообще такая секта, но это не совсем секта, это такой как бы подклан, называется агхори в Индии. Они из Ганга вытаскивают трупы сброшенных покойников и их просто жуют, потому что это предписывает им их религия. В конце концов, вся партия могла бы вступить в агхори и просто ездить каждый год на Ганг и там удовлетворят свою потребность в трупятине.

Мне нравится, как ведут себя эти люди. Ведь они когда-то вступили в тихую декоративную, абсолютно фоновую, второстепенную партию старого трансвестита Миронова, который то переоденется в выхухоль, то переоденется в римского легионера и в таком виде позирует. Это была такая партия подпевал, в которой собирались умеренные хихикающие путинисты. Она имела всегда смешное название «Справедливая Россия». Но это все равно, что «Жаркая Арктика». То же самое, смысл такой же. Понятно, что идет игра.

А.Невзоров: Кремль ведь ничего не придумал, он просто смазал старые механизмы

Эту партию держали в Думе, как в сервантах времен СССР среди хрусталя обязательно держали пустую, но красивую банку из-под пива Heineken в знак того, что ни СССР, ни обладатели этого серванта не чужды цивилизации и завоеваниям человечества тоже. Это была такая легчайшая антисовевтчинка, тот квант вольнодумства, которое можно было позволить советскому человеку.

А вот сейчас все эти люди, которые были в «Справедливой России», они все, в общем, оказались членами абсолютно маргинальной секты, у которой официальная программа: трупы, трупы, кровь, цензура. И все равно, Оля, они как зайчики трясутся, но никто партбилеты никому в лицо не швыряет. Они понимают, что…

О.Журавлева― Александр Глебович, забудем уже те времена, когда кто-то кричал, что он выходит из партии, потому что он с чем-то не согласен. Это не те партии и не те люди.

А.Невзоров― Это понятно, что состояние в этой партии единственно гарантирует возможность пробраться хоть к какому-то депутатскому креслишку, потому что система отстроена так, что иначе и не проберешься.

Но есть, видишь, такая милая новость: нашелся потеряшка Навальный.

О.Журавлева― Но он не так чтобы очень сильно потерялся. К тому всё и шло.

А.Невзоров― Я тебе могу сказать, что есть вторая тайная реальность, с которой мы мало соприкасаемся «Россия-2» – это Россия зон, Россия лагерей…

О.Журавлева― Ох, мы с ней соприкасаемся, Александр Глебович. Уже каждый приличный человек знает, как через ФСИН-Письмо быстро отправить сообщение и как собрать передачку. Так что соприкасаемся.

А.Невзоров― Ну, это еще всё впереди. Я думаю, что траектория полета мысли власти все равно принесет нас туда. Но я могу сказать, что пока Навальный опять делает систему, опять делает Кремль. Причем он очень классно, он очень умело держит высокий образ мученика. Это работает, у него получается.

О.Журавлева― Они делают для этого всё.

А.Невзоров― Да, но он с правильным выражением лица, с правильно обритой головой фотографируется. У него правильно замученный и светлый взгляд. То есть ему необходим был венец мученика, и он его получает. То есть на самом деле, конечно, делает это власть своей глупостью и грубость, и страхом. Но дивиденды уже стрижет он.

Вообще, у нас насчет зон и сидения у нас есть другая героиня зон и сидения. У нас есть Васильева, та самая Васильева…

О.Журавлева― Евгения Васильева.

А.Невзоров― Женечка Васильева, которая ухитрилась стырить половину Министерства обороны. В общем, не у всех для этого есть силы и время…

О.Журавлева― Она вообще человек Возрождения, вы заметили? Она и песни сочиняет и всё… и интересуется ювелирными украшениями очень сильно. Вот и живопись тоже это ее.

А.Невзоров― И вот не просто живопись. Она ухитрилась выставиться, если не ошибаюсь, в Музее академии художеств в Петербурге.

О.Журавлева― Так она уже сама академик, по-моему.

А.Невзоров― Она туда привезла портрет Валентины Ивановны Матвиенко и Пескова. Я думаю, что в тот момент, когда Валентина Ивановна обнаружит этот портрет или увидит этот портрет где-нибудь, она, вероятно, выкупит его, а дальше будет как в комедии, где портрет с размаха с прорывом холста одевался на голову живописцу. И это тоже, в общем, будет таким арт-актом.

О.Журавлева― А вообще, мне кажется, что она очень веселая женщина Евгения Васильева. Там есть какой-то задор явно.

А.Невзоров― Да, но мы видим, что самый лучший путь в карьере великого русского художника – это все-таки удачная кража. Потому что, имея такой хвост хайпа, конечно, можно стать кем угодно.

Но вот по поводу краж. У нас Лукашенко заявил о том, что он вносит изменения в Конституцию в Беларуси. И немедленно побежало оживление по сидящей на электрическом стуле России. Артисты российские готовят рты, у безруких чешутся руки помочь Лукашенко Александру Григорьевичу. Они снимают монетки с глаз, вынимают из-под языка те пятаки, которые предназначались Харону уже. Киркоров вшивает себе перо красно-зеленого цвета… А вот, интересно, почему меня никто не спросил, куда он его вшивает.

О.Журавлева― Да мы помним, Александр Глебович. Мы вас слушаем каждую среду, поэтому не задаем вопрос.

А.Невзоров: Теперь не осталось ни одной надежды. Этим уникальное наше время

А.Невзоров― Почему сразу все поняли? Почему вот всей России сразу понятные все нюансы? Они только не понимают, что сценарии и реплики им будут писать ни хитрозадые и опытные клерки из администрации президента России, а всякие перепуганные картофелеводы. И после того, что их там заставят говорить, даже правнуки этих артистов будут красней, вынужденно скрывая родство с ними. Но им наплевать на репутацию, я подозреваю.

Мы видим, что это родство и срощенность с Лукашенко никому уже в мире даром не проходит. С того же самого «Евровидения» вымели к чертовой матери любимую группу Лукашенко, которая там решила собой украсить пейзаж. Просто вымели к чертовой матери.

Не всем нравится, когда микрофоны прямо в кадре отпотевают кровью и слезами, потому что эти-то дураки бренчат на своих гитарах, а у всех в головах рисуется фонограмма из убитых, забитых, застреленных их хозяином на улицах Минска, и мало кто это хочет видеть.

Про улицы. У вас в Москве скандал, Оля.

О.Журавлева― Ну, это ж разве скандал! Как у вас в Москве – так сразу скандал. Зато петербуржец.

А.Невзоров― Нет, я не про этот. Еще мы не подошли к этому, мы говорим пока о моем друге Хагенсе.

О.Журавлева― Про конгресс.

А.Невзоров― Совершенно верно. Хагенс – это тот самый анатом, который решил на ВДНХ представить свою выставку пластифицированных анатомических препаратов, которая сняла уже по всему миру все возможные бонусы и всё признание. Действительно, это неплохая выставка. Хагенс не лучший, конечно, но сильный тем не менее анатом. Он сейчас ничего сам не препарирует. У него много различных тяжелых мозговых недугов. У него Паркинсончик сильный, он, в общем, сейчас этим не занимается. Но коллекцию он создал великолепную, ее возят повсюду.

Дело не в этом. Какой дикий скандал сопутствует всей этой истории. И кто скандалит? Скандалят люди, которые еще полгода назад претендовали на звание европейцев. Их тела, в конце концов, ведь тоже омывали волны турецкого берега, они рыгали друг в друга креветками в итальянских ресторанах. То есть цивилизация должна была оставить на них отпечаток своего пальца. Ни фига, оказывается, она не оставила. Они неизменяемы, они снова скандалят про осквернение мертвых, про необходимость похоронить. Причем, как ты справедливо заметила в нашем телефонном разговоре, бузят попы, которые сами возят куски покойников и на этих кусках покойников зарабатывают.

Оказалось, что не только в отношении Манижи и не только в отношении державного расизма, но и в отношении даже таких простых вещей, как просвещение и терпимость к науке, всё на том же абсолютно приказчицко-половом колхозном уровне. Ведь, Оля, всё уже было. Сейчас они требуют закрыть выставку. Православные активисты собираются ее громить и пишут письма.

О.Журавлева― А потом на мощи растащат.

А.Невзоров― Нет. Всё это было. Я тебе могу сказать, что еще в XIX веке Иван Михайлович Сеченов описывал, как в Казани – в Петербурге уже была кунсткамера, на нее, по счастью, никто не посягал, – первую крутейшую анатомическую выставку все-таки церковникам удалось разгромить. Это происходило по благословению тогдашнего Казанского архиепископа. И тогда удалось перебить всё банки с препаратами, когда все ростовые анатомические фигуры удалось вырвать (для этого были мобилизованы семинаристы), погрузить на подводы, отвезти на кладбище и силком захоронить.

То есть всё было. Но мы должны из этого извлечь урок, что будет даже с той жалкой наукой, которой мы располагаем в России сегодня, если полностью право и власть решать такие вопросы будет передано им.

И вот эта ситуация с Хагенсом, она очень красноречива.

Я вот отвечу на один короткий важный вопрос, потому что он из Беларуси. Я не могу игнорировать белорусский вопрос. Это вопрос от двух минчанок Гали и Лены. Они пишут мне, что «когда у нас были шествия, все очень ждали вас, – они имеют в виду меня, – и вас очень звали, и вас приглашали. Почему вы не приехали?» – спрашивают меня.

Отвечаю: «Уважаемая Галя и Лена. Дело в том, что я не участвую в мирных протестах».

И еще второй вопрос: «Кто все-таки стоял за арестом этого конгресса депутатов муниципальных?» Вы знаете, там очень влиятельный участковый, в этом районе. У него огромное удостоверение. У него гигантский маузер, погоны на полметра. Он сообщил, куда следует, о непорядках в районе, о том, что собралась подозрительная публика, и есть опасность, что будут распивать и громко петь, и не у всех маски первой свежести. И немедленно, как мы знаем, тут же подогнали все необходимые автозаки для этого дела.

Мы можем, конечно, рассказать, про экзорциста-добровольца в Москве, который напал на пожилого человека, приняв его за ведьму.

Невзоров: Россию все крепче и уверенней усаживают на электрический стул истории

О.Журавлева― Этот человек из Петербурга приехал в Москву, чтобы напасть на нашу ведьму.

А.Невзоров― Да, совершенно верно, на вашего ведьма. Вот тот человек, который это сделал, это некто Никита Воробьев. Я навел все справки. До своего воцерковления это был удивительно добрый, удивительно адекватный мальчишка, заступник за девочек, заступник за котов. Но вот в последнее время его как подменили. Он ни о чем кроме бесов, благодати, Иисуса не говорил. И закончилось это увлечение вполне закономерно, то есть убийством случайного человека, в чертах лица которого ему показалась ведьма.

О.Журавлева― Александр Глебович, мы должны с вами, к сожалению, заканчивать. Я только успею сделать анонс, что у нас в 23 часа будет повторение программы Куницына «Винил», гостем которой был иллюзионист Амаяк Акопян. (мы сегодня много говорили о разных фокусах).

На этом мы прощаемся. Александр Невзоров…

А.Невзоров― Жыве Беларусь! Слава Украине! И все-таки привет, Хабаровск!

О.Журавлева― И Ольга Журавлева. Всего доброго!

Источник: “Еho.msk.ru”

Посол Кыргызстана в Узбекистане Ибрагим Жунусов: Наше братство всегда будет служить нерушимой основой для нашего плодотворного сотрудничества

Все мы являемся свидетелями стремительного улучшения политической атмосферы и активизации экономических связей в Центральной Азии. Этому во многом способствуют новые подходы и инициативы руководства Узбекистана по укреплению дружеских, добрососедских отношений в регионе, надежного партнерства, расширению конструктивного, многогранного и взаимовыгодного диалога.

Сегодня ИА «Дунё» беседует с Послом Кыргызстана в Узбекистане Ибрагимом Жунусовым о том, как на данный момент развиваются двустороннее сотрудничество, как наши страны вносят вклад в прогресс и будущее региона.

– Господин Посол, мы благодарим вас за то, что любезно согласились поделиться с нами своим видением развития и перспектив сотрудничества между нашими странами. И первый вопрос связан с теми изменениями и тенденциями регионального сотрудничества, которые вы можете отметить.

– В настоящее время в регионе Центральной Азии происходят фундаментальные изменения. Между государствами укрепляются отношения добрососедства и взаимного доверия, дружбы и уважения. В это сложное для всех время наши государства не отстранились друг от друга, а оказывали взаимную поддержку. Теперь перед нами стоит важная стратегическая задача – обеспечить глубокую интеграцию нашего региона в глобальные экономические, транспортные и транзитные цепочки.

Узбекистан, как ближайший сосед и стратегический партнер, всесторонне поддерживает Кыргызстан.

Сегодня мы являемся свидетелями кардинальных преобразований в Узбекистане. Меняется как внутренний, так и внешний облик страны. Проводимые под руководством Президента Шавката Мирзиёева реформы впечатляют своими масштабами и динамичными темпами. Трудно найти сферу, которую бы они не затронули. Они уже дают свои положительные результаты. Если посмотреть на сферу бизнеса, можно увидеть, как увеличивается активность предпринимателей, улучшается деловая среда и, соответственно, инвестиционная привлекательность страны.

Все это достигается огромным трудом, я бы даже сказал с определенным экономическим риском. Например, либерализация валютной политики – ведь в существующих условиях это был решительный и даже рискованный шаг, но он оправдал себя. Естественно, в процессе реформ такого внушительного масштаба возникают и сложности, которые всегда будут иметь место, так как предстоит еще многое сделать. Но главное то, что есть лидер, который решителен и энергичен, четко знает, куда ведет свою страну и пользуется поддержкой своего народа. В этом, я считаю основной залог успеха реформ в Узбекистане.

Эффективное продвижение уважаемым Президентом Шавкатом Мирзиёевым внешнеполитического и внешнеэкономического курса является важнейшим фактором успешной реализации масштабных реформ в стране, обеспечения повышения благосостояния населения и укрепления авторитета страны на международной арене.

Узбекистан проводит открытую и миролюбивую внешнюю политику, ориентированную, прежде всего, на своих соседей, в том числе Кыргызстан. Отношения между нашими странами вышли на беспрецедентно высокий уровень стратегического партнерства. Расширяется приграничное сотрудничество, активизировалась двусторонняя торговля, растут объемы взаимного товарооборота, в разы увеличились взаимные поездки граждан, туристические потоки и обмены делегациями. В положительном ключе решены или решаются все ранее являвшиеся проблемными вопросы.

Кыргызстан и Узбекистан регулярно сверяют свои позиции практически по всем актуальным для нас темам региональной и мировой повестки дня, оказывают друг другу поддержку при рассмотрении на международных площадках вопросов, затрагивающих взаимные интересы.

Нужно подчеркнуть, что главной целью такого взаимодействия является укрепление мира, обеспечение стабильности, безопасности и устойчивого развития всего Центральноазиатского региона.

Кыргызский и узбекский народы – это два братских народа, которые всегда будут тянуться друг к другу. Потому что основная связующая их нить незрима и обусловлена общими историко-культурными корнями. А развитие торгово-экономических связей будет еще более укреплять наши взаимоотношения. Поэтому считаю, что перспективы сотрудничества между нашими государствами весьма радужны. Важно не останавливаться на достигнутом, развивать всестороннее взаимодействие по всем направлениям, представляющим взаимный интерес, укреплять и дорожить взаимным доверием.

– Вы уже упомянули о том, что торгово-экономическое сотрудничество между нашими странами также значительно оживилось за последние годы. Из-за пандемии, к сожалению, темпы развития экономик как стран, так и региона, снизились, тем не менее, что бы вы могли сказать по итогам нашего делового партнерства в 2020 году?

– Пандемия коронавируса оказалась весьма сильным дестабилизирующим фактором для мировой экономики. Кыргызстану и Узбекистану не удалось избежать ее последствий. Мы нацелены на оживление торгово-экономических связей и промышленной кооперации. А наиболее эффективный способ достижения этих целей – реализация совместных программ, предусматривающих устранение барьеров во взаимной торговле, упрощение таможенных процедур, их гармонизация и цифровизация, развитие электронной коммерции между нашими странами, а также поощрение взаимных инвестиций.

Важно выработать новые, в том числе нестандартные, подходы к развитию наших торгово-экономических и инвестиционных связей в условиях пандемии.

8 декабря 2020 года в городе Фергана прошло Третье заседание Совета полномочных представителей правительства Кыргызстана в приграничных областях и хокимов приграничных областей Узбекистана с участием и.о. Премьер-министра, первого вице-премьер-министра Артёма Новикова и заместителя Премьер-министра, министра инвестиций и внешней торговли Сардора Умурзаковым.

Учитывая текущий уровень взаимосвязанности и потенциал экономик наших республик, была выражена взаимная готовность к реализации совместных мер по наращиванию объемов взаимной торговли с целью доведения показателя до 1 миллиарда долларов в ближайшие годы. Также обсуждались перспективы создания зон приграничной торговли, оптово-распределительных и агрологистических центров в приграничных областях, что позволит нарастить поставки продукции узбекского и кыргызского производства на потенциальные рынки и диверсифицировать структуру товарооборота.

Достигнута договоренность о проведении очередного заседания Делового совета в рамках 9-го заседания совместной Межправительственной комиссии по двустороннему сотрудничеству между Кыргызстаном и Узбекистаном на уровне глав правительств, которое планируется провести в нынешнем году.

В целом текущий уровень отношений и потенциал наших торгово-экономических связей остаются высокими.

Хочу подчеркнуть, что даже в условиях серьезной пандемии процесс роста торговых отношений сохранился. В частности, объем товарооборота между странами за последний год превысил 903 миллиона долларов, при этом экспорт из Узбекистана составил 756,6 миллиона долларов, а импорт – 146,5 миллионов долларов.

Однако необходимо продолжить наращивать объемы взаимной торговли, инвестиций, создавать совместные предприятия, торгово-логистические и промышленные центры, совместно развивать транспорт и логистику, мультимодальные транспортные маршруты, наращивать межотраслевое сотрудничество с целью увеличения взаимного товарооборота.

Сложившаяся политическая обстановка способствует открытому и динамичному развитию партнерских отношений между двумя странами. Важно и далее прилагать усилия для сохранения стабильности и дальнейшего укрепления взаимовыгодного сотрудничества.

– История и культура наших народов неразрывно связаны и являются надежной основой для развития тесных дружеских и партнерских связей сегодня. Как в Узбекистане, так и в Кыргызстане проживают граждане узбекской и кыргызской национальности. Как на данном этапе в свете последних изменений народная дипломатия влияет на сотрудничество между нашими братскими странами?

– Как известно, народная дипломатия играет важную роль в углублении всего спектра сотрудничества между странами. Страны уделяют приоритетное внимание укреплению культурно-гуманитарных связей, основанных на исторических узах дружбы кыргызского и узбекского народов. Ряд уже проведенных крупных культурных мероприятий служит ярким примером активизации сотрудничества в этом направлении.

Доброй традицией стало активное взаимное участие в культурных, образовательных, спортивных и молодежных мероприятиях, проходящих в двух странах. В наших странах создаются все необходимые условия для укрепления межнационального диалога.

В Узбекистане успешно функционируют 6 национальных кыргызских культурных центров – они осуществляют деятельность в Ташкенте, а также в Андижанской, Наманганской, Ферганской, Джизакской и Сырдарьинской областях. Некоторые активисты этих центров были удостоены таких высоких наград, как орден «Дустлик» и «Эл-юрт хурмати». Практически все мероприятия, приуроченные к общенародным и национальным праздникам в вашей стране, проходят с участием национальных культурных центров, в том числе и кыргызских.

Продолжая тему культурно-гуманитарного сотрудничества между странами, отмечу также, что в последнее время наблюдается заметная активизация сотрудничества между музейными учреждениями двух стран. 2 марта текущего года в историческом городе Хива в музее-заповеднике под открытым небом Ичан-Кала состоялось открытие выездной выставки музейного комплекса «Сулайман-Тоо» города Ош с подписанием Меморандума о сотрудничестве.

Эффективное взаимодействие, постоянный обмен информацией и опытом, взаимная поддержка также стали ключевым факторами в борьбе с COVID-19. Надо отметить, что, столкнувшись с пандемией, наши дружеские страны показывают высокий уровень взаимодействия в преодолении этого кризиса. Ведется постоянный диалог между учреждениями здравоохранения двух стран, осуществляется оперативный обмен информацией и опытом.

Для поддержки усилий Кыргызстана в борьбе COVID-19 братским Узбекистаном по инициативе Президента, уважаемого Шавката Миромоновича Мирзиёева, в городе Бишкеке и Кадамжайском районе Баткенской области были построены модульные больницы.

Особо отмечу, что Узбекистан стал одним из первых, кто протянул руку поддержки в непростой период, продемонстрировав свою по-настоящему крепкую дружбу и единство. И в складывающихся условиях, несомненно, остается важным сохранять и укреплять установившийся уровень сотрудничества в борьбе с эпидемией и ее последствиями.

– В дополнение к предыдущему вопросу хотелось бы также отметить ваше прекрасное знание узбекского языка. Большинство своих интервью, в том числе ИА «Дунё,» вы даете именно на узбекском языке. Как вам в вашей повседневной деятельности помогает знание узбекского языка, культуры и традиций нашего народа?

– Такая оценка, конечно, льстит мне. Но скажу так – культура и традиции наших народов теснейшим образом переплетены между собой. Издревле два братских народа тесно общались и строили семьи, простой народ бок обок проходил все трудности, помогал и поддерживал друг друга. Отдельно можно сказать и про языковое родство.

Про себя могу сказать, что все мое детство прошло в тесном общении и дружбе с узбекским народом. Поэтому неудивительно, что ваша страна близка моему сердцу, а ее язык я воспринимаю как родной.

И я убежден, что наше братство всегда будет служить нерушимой основой для нашего плодотворного сотрудничества сейчас и в будущем.

– Глава нашего государства одним из первых поздравил Садыра Жапарова с убедительной победой на состоявшихся 10 января досрочных президентских выборах. Тогда кыргызские СМИ написали, что новый Президент Кыргызстана планирует в ближайшее время совершить визит в Узбекистан. Что ожидается по итогам узбекско-кыргызского саммита на высшем уровне и какие перспективы он может открыть для наших стран и других партнеров по региону?

– Вы правы, 11 января Президент Узбекистана, уважаемый Шавкат Миромонович Мирзиёев одним из первых поздравил избранного Президента Кыргызстана Садыра Нургожоевича Жапарова с убедительной победой на прошедших президентских выборах, а также успешным проведением референдума по внесению изменений в Конституцию Кыргызстана.

В ходе телефонного разговора была отмечена важность практической реализации ранее достигнутых договоренностей по углублению многопланового сотрудничества между двумя странами.

Речь идет прежде всего о результативности совместной работы по делимитации Государственной границы, наращивании объемов товарооборота, усилении кооперации в промышленности, энергетике и сельском хозяйстве, расширении межрегиональных контактов и гуманитарного обмена, практической реализации региональных проектов по развитию эффективных транспортных коммуникаций и других аспектах.

Главы государств договорились об активизации деятельности межправительственных комиссий, а также проведении ряда мероприятий по ключевым направлениям сотрудничества.

Выражена обоюдная заинтересованность в продолжении тесного и конструктивного диалога, взаимной поддержки в рамках международных организаций и региональных структур.

Как вам известно, 11-12 марта Президент Садыр Жапаров совершит государственный визит в Узбекистан. Убежден, что данный визит станет прорывным и заложит хорошую основу дальнейшему укреплению кыргызско-узбекских отношений дружбы, добрососедства, доверия и стратегического партнерства, а также их наполнения качественно новым содержанием.

Хочу отметить, что Узбекистан является одним из самых близких соседей Кыргызстана. Для нашей страны дальнейшее поступательное развитие дружественных и добрососедских отношений с Узбекистаном по всем спектрам двустороннего взаимодействия остается одним из главных приоритетов внешней политики.

Хотелось бы также подчеркнуть, что благодаря сложившимся тесным и доверительным контактам, прямому и регулярному диалогу наших государств, наблюдается значительная положительная динамика в развитии двусторонних связей.

Источник: dunyo.info

Аркадий Дубнов, политолог: "Садыр Жапаров чрезвычайно харизматичный человек. Сумевший доказать право на эту харизму своими действиями... у меня такое ощущение, что у него есть будущее"

А. Орехъ― Вы слушаете радиостанцию «Эхо Москвы». Это программа «Особое мнение». У нас сегодня Аркадий Дубнов, политолог, журналист и действительно эксперт по странам СНГ. Аркадий, добрый день.

А.Дубнов― Добрый день, Олег. Антон, прошу прощения…

А. Орехъ― По просьбам наших киргизских товарищей, раз мы по СНГ пошли. Изучили, что происходит в Ереване и что завтра начнет происходить в Тбилиси. Как мы поняли, ничего драматичного и радикального в итоге не выйдет, наверное. А недавно же поменялась власть в Кыргызстане. Садыр Жапаров теперь новый лидер. Причем с очень большим процентом он выиграл. И как я по своим киргизским источникам сужу, в Москве голосовали киргизы за него не потому что надо, а по велению души, сердца и так далее. Что за личность?

А.Дубнов― Я с ним не знаком в отличие от всех других президентов Кыргызстана. Не потому что он некоторое время сидел в тюрьме, а меня не было в Кыргызстане. А просто потому что так случилось. Во-первых, он просто достаточно молодой. Ему 52 года. То есть в известном смысле он мне даже в сыновья годиться. Дело в том, что он конечно самым необычным путем пришел к власти и он чрезвычайно харизматичный человек. Сумевший доказать право на эту харизму своими действиями. Уже достаточно давно проявлявшимися. Он обещал бороться с коррупцией еще в конце нулевых годов при президенте Бакиеве, которого выгнали из страны. Он продолжал бороться с коррупцией все второе десятилетие 21-го века. И он обещал искоренить коррупцию полностью тоже уже сейчас.

А. Орехъ― Так может его сравним с Навальным.

А.Дубнов― Ну да.

А. Орехъ― Тоже коррупция, коррупция, коррупция.

А.Дубнов― Да, в конце концов, отсидев, стал президентом.

А. Орехъ― Опять же с восторгом народ…

А.Дубнов― И самое главное, что он встретился с Путиным. После этого. То есть представляете себе, Навальный встречается с Путиным…

А. Орехъ― Пока нет. Пока только в кино где-то.

А.Дубнов― Поэтому я не буду продолжать эту аналогию. Скажу только вот что. Визит Жапарова в Москву неизбежен. Как восход солнца на востоке. Потому что никуда не деться. Первым визитом он обещал сделать визит в Казахстан. Но ему вовремя подсказали, что так нельзя, парень. Все-таки главная страна у нас – Россия. В Казахстан, он сегодня объявил, что поедет вторым визитом. Так что он порядок вещей понимает.

А. Орехъ― Да, потому что тоже собирался к ним и они так обрадовались. А потом нет.

А.Дубнов― Да. Ну, короче, он должен был сюда приехать. Он приехал. Никаких решений не должно было быть принято, а просто были смотрины. Было знакомство с огромным количеством начальников России. Все президенты после Бакиева даже после Розы Отунбаевой, то есть не все, а два, он третий – приезжали в Москву на смотрины, потому что раньше их здесь никто не знал. Был такой президент Алмазбек Атамбаев. Он приехал сюда очень значительный, уверенный в себе. Очень много говорил, очень красиво говорил, даже упрекал Путина, что его обманывают его собственные министры. Путин больше молчал, чем говорил. Говорил больше Атамбаев. Это кончилось для Атамбаева плохо. То есть по известной поговорке: больше молчишь – за умного сойдешь. И у него не получилось. Плохо закончил, пока в тюрьме. Следующий за ним президент Жээнбеков приехал в Москву по темпераменту другой человек – он больше молчал и произвел очень сильное впечатление в Москве. Мне просто рассказывали люди, которые имеют к этому отношение. Да, такой выглядел значительным и он неплохой.

А. Орехъ― Многозначительно молчал.

А.Дубнов― Да. Обещал все, что правильно нужно было обещать. Но тоже плохо закончил. Слава богу, не в тюрьме, но все равно пришлось ему уйти с президента добровольно и преждевременно.

А. Орехъ― То есть эта тактика тоже не сработала.

А.Дубнов― Тоже не сработала. И вот приезжает еще один человек. И я буквально сегодня посмотрел доступный протокольный ролик шестиминутной встречи с Путиным. Он вел себя достойно, он больше молчал, меньше говорил. Говорил очень впопад. Смотрел прямо. Одет был грамотно, черные ботинки, темные носки. Все было нормально, ничего вызывающего и раздражающего не было. Поэтому у меня такое ощущение, что у него есть будущее. Я имею в виду в отношениях с Россией. И пусть те люди, которые за него в Москве голосовали, я представляю приблизительно, эти люди имеют право верить…

А. Орехъ― Они говорят просто, что если не он, то уже кто. Потому что у них такая чехарда.

А.Дубнов― Антон, он создал такую ситуацию: если не он, то кто. Он просто всех оттолкнул, растолкал. И всем остальным пообещал бороться с коррупцией. Единственное, что я могу сказать, что человек, который говорит, что он победит коррупцию – у меня вызывает легкое подозрение в истинности его представления об окружающем мире. Тем более в Киргизии. Ну посмотрим, дай бог ему (неразборчиво) Передайте друзьям.

Источник: “Эхо Москвы”

Президент Садыр Жапаров в преддверии госвизита в Казахстан дал интервью МИА «Казинформ»

Президент Кыргызской Республики Садыр Жапаров в преддверии государственного визита в Республику Казахстан дал интервью МИА «Казинформ». Об этом сообщает пресс-служба аппарата президента.

Глава государства ответил на вопросы относительно кыргызско-казахстанских двусторонних отношений, центрально-азиатской интеграции, развитии инвестиционного взаимодействия, сотрудничества в рамках интеграционных объединений и др.

Приводим полный текст интервью:

Свободный перевод

— Урматтуу Президент! Прежде всего, хочу выразить Вам большую благодарность за приглашение и интервью. Совсем недавно, в январе, в Кыргызстане прошли досрочные президентские выборы. Вы победили! От чистого сердца поздравляем Вас с победой!

— Спасибо!

— Итак, первый вопрос: какими были эти выборы для Вас? Чем запомнилась Вам выборная кампания? Думали ли Вы полгода назад, что будете управлять Кыргызстаном?

— Хороший вопрос. Не полгода назад, скажу правду, в детстве мои дедушка и бабушка всегда смотрели съезды КПСС. Близкая родственница в то время была депутатом Верховного Совета. Каждый раз, когда проходил КПСС, она говорила, что едет в Москву на съезд, и уезжала. Я тогда учился в 4-м или 5-м классе, вместе с дедушкой и бабушкой с интересом смотрел телевизор. Это были времена Брежнева. Когда он выступал, я говорил, что «буду, как Брежнев». Такая у меня была потаенная мечта. Судьба сложилась так, что 16 лет назад, в 2005 году, я был избран депутатом парламента. С тех пор я борюсь с коррупцией. Вы знаете, у нас коррупция за 30 лет набрала силу. Поэтому, и в этот раз в нашей стране произошла смена власти. Это было следствием того, что чиновники погрязли в коррупции. Следующий вопрос заключается в том, что у нас увеличился разрыв между бедными и богатыми. Вследствие этого и произошла у нас революция.

Вы, наверное, знаете, что у нас есть месторождение Кумтор, где добывают золото и серебро. Еще 8 лет назад я говорил о коррупции на этом месторождении, говорил, что кыргызское государство ни одного тыйына пользы не получает от этого месторождения. Я своими глазами видел разорение этого месторождения, бил тревогу, говорил, что это не должно продолжаться. Несмотря на это, я решил довести дело до конца и в 2012 году был в первый раз арестован. Просидел 9 месяцев. Позже суд оправдал меня — я вышел на свободу честным человеком. Но преследования продолжались, и я уехал за границу. Был в Казахстане, России, Европе. В 2017 году вернулся, чтобы участвовать в президентских выборах. По возвращению меня задержали на казахстанско-кыргызской границе и опять посадили. В тюрьме прошли 3,5 года моей жизни. Как вы знаете, в октябре прошлого года были волнения. При помощи и поддержке населения я вышел на свободу и пришел к власти. Я не этому был рад. Вы спросили, думал ли я полгода назад, что будут президентом? Думал. У меня была цель в свое время стать президентом. Но я не знал, как и когда это произойдет. Прежде всего, я радуюсь тому, что мне удалось избежать кровопролития в стране, пройти этот путь мирно, не разбив ни одного стекла, не допустив мародерства, не столкнув бедных с богатыми. Радуюсь не тому, что стал президентом, а тому, что сохранил порядок.

— Вы избраны президентом. Недавно вы совершили поездку в Российскую Федерацию. Теперь собираетесь в Казахстан с государственным визитом. Почему вы выбрали эти два государства и с какими предложениями вы направляетесь в Казахстан?

— После избрания президентом одним из первых меня пригласил Касым-Жомарт Кемелевич, и я дал обещание приехать. Это одна из причин, почему среди государств Центральной Азии первый визит я совершаю в Казахстан. Во-вторых, мы, казахи и кыргызы — братские, соседние страны. У нас есть множество общих интересов, которые объединяют нас. Поэтому я еду в братскую, родственную страну. Почему первая поездка была в Россию? С российской стороной у нас были подготовленные к скорейшему подписанию протоколы и договоры. 2–3 марта намерен побывать с государственным визитом в Казахстане. Также запланирована поездка в Узбекистан. Кроме того, есть в планах визиты в Китай и Турцию. Мы должны прилагать большие усилия для достижения высокого уровня взаимоотношений со всеми государствами. Такова наша политика.

— За последние 25 лет между нами было подписано немало документов, договоров. Многие вопросы решены. Будете ли Вы сохранять преемственность в отношениях с Казахстаном?

— Да, мы — братья. Если поставить рядом казаха и кыргыза, другие люди не смогут их различить. Если Вас и меня поставить рядом, и спросить незнакомого человека, где казах, а где кыргыз — он не сможет ответить, отличить. Поэтому, на переговорах с Казахстаном, при подписании любых договоров, даже если возникают вопросы, между нами не должно быть споров и конфликтов. Мы не должны строить свои планы, исходя из сиюминутных интересов. В ходе визита в Казахстан будут подписаны ряд соглашений и договоренностей. Но, между нами не должно быть ни одного нерешаемого вопроса.

— Вы говорили, что между Казахстаном и Кыргызстаном решено много вопросов. Есть ли нерешенные вопросы?

— Нерешенных вопросов нет. Если будут какие-то малозначительные вопросы, то мы их решим путем переговоров.

— Казахстан и Кыргызстан являются членами ряда международных организаций. Среди них есть две крупные организации: Евразийский экономический союз и Шанхайская организация сотрудничества. По каким вопросам в этих организациях позиции Казахстана и Кыргызстана совпадают?

— В ЕАЭС, ШОС, ОДКБ, СНГ имеются множество вопросов. И у граждан Казахстана и Кыргызстана есть общие интересы в решении этих вопросов. В 90 процентах вопросов интересы двух стран схожи. Мы всегда защищаем наши общие интересы. У нас общие принципы. Мы согласованно действуем в ЕАЭС и ШОС. Эта работа будет продолжаться и в будущем.

— После обретения независимости нашими странами эксперты и политологи много говорят о центрально-азиатской интеграции. Каковы Ваши взгляды по этому вопросу?

— О центрально-азиатской интеграции начали говорить с 2000 года. Как мне стало известно, Узбекистан и Туркменистан в скором времени проведут конференцию по вопросам интеграции в Центральной Азии. Мы хотим предложить провести конференцию в Бишкеке. Государства Центральной Азии должны всегда поддерживать между собой интеграционные связи. Если мы, в нашем регионе, не будем едины, а будем разобщены — это может привести к негативным последствиям.

— С 2005 года из Казахстана в Кыргызстан поступило около одного миллиарда инвестиций — в горнорудную, коммуникационную отрасли. Наши предприниматели работают в Кыргызстане. Между двумя странами есть экономические отношения. Какова Ваша политика в отношении казахстанских инвестиций?

— Придя к власти, я взял под защиту всех инвесторов. Мы избрали президентскую форму правления. В связи с этим, будет принята новая Конституция. Затем будут разработаны новые законы, будет избран новый парламент. В настоящее время при правительстве есть Агентство по привлечению инвесторов и защите их интересов. После принятия нового Основного закона страны мы повысим статус этого агентства и превратим его в национальное агентство, напрямую подчиняющееся Президенту. Если со стороны каких-либо органов будет оказываться давление на инвестора — агентство защитит его интересы. Это будет в моей личной компетенции. Инвесторы будут заключать соглашения с государством на 20-30 лет. Даже если власть сменится, для инвесторов должны быть гарантии для дальнейшей работы. Государство не должно отходить от своих принципов. В настоящее время на территории Кыргызстана, в частности, в Таласе, в ущелье Ала-Бука работают казахстанские инвесторы. Не секрет, что раньше были случаи притеснения инвесторов, отъема у них собственности, возбуждения разных дел. Для того, чтобы отныне таких негативных явлений не было, я намерен создать Национальное агентство.

 — Коснемся темы трансграничных рек — каковы Ваши взгляды на этот вопрос? Какими путями можно решить эту проблему?

— Сегодня в мире существует дефицит воды. У нас также не обходится без подобных проблем. Следует отметить, что если ситуация на нашем водохранилище Токтогул будет развиваться так же, как сейчас, то оно придет в состояние, чреватое катастрофой. Поэтому, мы рассматриваем вопрос об импорте электроэнергии из Казахстана и Узбекистана. Республика Казахстан уведомила, что готова экспортировать в нашу страну 0,9-1 млрд кВт электроэнергии. Мы в свою очередь ведем переговоры и с Узбекистаном. Если не обеспечить поставки извне, то нам придется обеспечивать свою страну электроэнергией самостоятельно, но вследствие этого в вегетационный период никому не хватит воды. И в итоге уровень воды в водохранилище Токтогул снизится. Поэтому, мы должны импортировать энергию из Казахстана и Узбекистана. Это будет приемлимо для всех нас. Мы надеемся, что, в результате, выполним межгосударственные обязательства в вегетационный период.

— Есть ли у Кыргызстана своя собственная политика в отношении трансграничной логистики?

— Кыргызстан находится точно в середине Великого Шелкового пути, соединяющего Запад и Восток. Если речь идет о трансграничных связях, то я надеюсь, что мы станем регионом, который соединит различные области. В этом направлении у нас есть национальный проект — железная дорога Китай-Кыргызстан-Узбекистан. Она пройдет по югу страны. Это будет железная дорога, связывающая страны Центральной Азии между собой, а азиатский регион с Европой. Если мы построим эту дорогу, то это будет означать дальнейшее развитие Великого Шелкового пути. Это внешний приоритет нашего государства.

— О чем вы будете говорить с Президентом Республики Казахстан Касым-Жомартом Токаевым в ходе визита 2 марта? Можете ли Вы сообщить нам об этом, хотя бы в общих чертах?

— Это мой первый визит в Казахстан в качестве Президента, я совершаю государственный визит по официальному приглашению, чтобы укрепить братские связи. Все будет решаться путем переговоров и заключения соглашений по различным вопросам и таких вопросов много.

— Мы читаем кыргызские средства массовой информации, посещаем кыргызские сайты и страницы в Facebook. Вас называют строгим руководителем. С чем связано формирование такого имиджа?

— Возможно, со стороны я выгляжу строгим, но в душе я мягкий человек. У нас сейчас закон работает во всех сферах. Я всем говорю — министрам, премьер-министру, силовым структурам, чтобы они действовали только в рамках закона. Требую, чтобы за коррупцию, за преступления наказывали хоть действующих, хоть бывших руководителей. Я говорю: «Если кого-то арестуете по навету, тогда будет сами привлечены к ответственности». Поэтому, сейчас у нас начал работать закон. Я понимаю, почему у Вас возникло представление, что я строгий руководитель. Арестованы премьер-министры, министры, руководители и другие крупные чиновники. Понимаю, что Вы именно это имеете в виду. За 30 лет коррупция у нас пустила глубокие корни. Около 300 семей в Кыргызстане разбогатели, остальные обеднели. Вследствие этого у нас произошла третья революция. Это первая причина. Вторая причина заключается в нечестных, несправедливых выборах. Поэтому, мы провели честные, справедливые выборы. Скоро пройдут и местные выборы. Намечено проведение референдума, который мы также проведем честно. Осенью пройдут парламентские выборы. И во всех этих процессах закон должен быть единым для всех —  от президента до дехканина с кетменем в руках. Сейчас мы устанавливаем законность и справедливость. Конечно, это невозможно сделать за один год. Для исправления ситуации нужно 2-3 года.

— Какой теперь будет внешняя политика Кыргызстана?

— В первую очередь, мы продолжим братские связи с соседними государствами. У кыргызов и казахов есть хорошая поговорка: «Ближний сосед лучше дальнего родственника». Мы должны, в первую очередь, развивать хорошие отношения с соседями. С другими государствами, например, с Россией, мы являемся союзниками, стратегическими партнерами также необходимо поддерживать тесные связи. Со странами Европы, Америки, со всеми государствами мы будем устанавливать равноправные отношения, с учетом интересов обеих сторон.

— Я хорошо понимаю, что у Вас не бывает много свободного времени. Вы только приступаете к работе президента. И все же, как проводит свободное время президент Кыргызстана?

— Верно, сейчас у меня нет свободного времени. Я говорю пресс-секретарю и советнику, что они меня не жалеют, не оставляют свободного времени. Но, при любой возможности посещаю бассейн. Летом играю в футбол и большой теннис. Но свободного времени действительно мало.

— Ваши пожелания народу Казахстана?

— Желаю народу Казахстана единства, добра, мира! Конечно, надо признать, что сегодня Казахстан на много лет опережает нас. Желаю, чтобы ваш народ продвигался еще дальше, поскольку, если у вас все будет хорошо, то и в Кыргызстане все будет хорошо. Мы братские народы. Мы никогда не оставляли друг друга. История это доказывает. Когда казахам было трудно — кыргызы помогали, когда было трудно кыргызам — казахи оказывали помощь. Если обратиться к истории, то есть пример — во время голода в 30-е годы множество казахов переселились к нам. Тогда мы делили с казахами последнюю чашку талкана, спасли казахов от голода. В моем родном районе около 10 аулов, где живут казахи. Уже более 100 лет они живут здесь, и мы уже сроднились с ними. Мы всегда помогали друг другу в трудные времена. Поэтому, желаю братьям-казахам добра, процветания, мира и спокойствия!

— Мира и благополучия братским странам! Урматтуу Президент чоң рахмат, Сізге!

— И Вам большое спасибо!

Азимбек Бекназаров: «Теперь Ташиев должен быть официально утвержден главой правительства!»

— Азимбек Анаркулович, начали говорить о том, что с учетом тяжелой социально-экономической ситуации новому правительству работать будет непросто. Как вы думаете, какой состав нового правительства сможет продвинуть вперед деятельность государства?

— Конечно, будет не просто. Сейчас перед всей нацией основным вопросом повестки дня поставлен вопрос фундаментальной перестрелки ситуации в государстве, политической, социальной, экономической жизни нашего народа. Весь мир наблюдает, что будет с кыргызами, куда они пойдут. И мы глубоко ошибаемся, если происходящее в данное время политические мероприятия или попытки обновления в политическом, экономическом, культурном плане будем воспринимать как новые призывы при смене власти. Также будет неправильно наблюдать со стороны, рассуждая: «Дадим Жапарову один месяц, два месяца, а потом посмотрим».

Сейчас в Кыргызстане должно происходить не только политическое и экономическое обновление, но и самое главное — обновление гражданского сознания во внутреннем мире каждого гражданина. Процесс смены поколений должен отойти от западных приоритетов партийности и либерализма и не отступать от позиции чести, патриотизма. Если будем лежать на боку, считая, что все вопросы — это дело очередного нового правительства, то наши «120 баранов» столкнуть в яму очередного «овчара».

Общественность ни в коем разе не должна терять политической активности, бдительности в такое переходное время, как сейчас. По моему мнению, формирование нового правительства не теряло силу. Она не должна формироваться по закрепленному в действующей Конституции порядку или же по принципу торга парламентских политических партий. Подчиняясь жизненным реалиям, депутаты должны утвердить правительство, созданное тандемом Жапаров-Ташиев, окончательно возложить на них политическую ответственность, и это будет государственностью.

Если же привычно будут формировать правительство путем политического торга, туда допустят историческую ошибку. Разумеется, кричащие о «нарушении Конституции» будут привычно кричать, на это не нужно обращать внимания, потому что Конституция давно нарушена, а выступающий хозяином власти, суверенности народ сказал свое слово 10 января. Новое правительство как правительство переходного времени должно построить и внедрить новую систему. Члены нового правительства должны быть представителями не парламентских партий, а пронародного, патриотичного нового течения, сил и их активных сторонников.

— Какой критерий отбора членов правительства полезен для государства? Хватит ли сил у новоизбранного президента Садыра Жапарова провести люстрацию ранее бывших во власти и с испорченной репутацией?

—  Я желаю, чтобы члены правительства были выбраны из «солдат» политики, требований, вызовов, не зависимых от партийных интересов, свободных, патриотических личностей. У нас стало модой произносить в политике, на выборах слова «люстрация», «коррупция». Но разве наш народ не знает тех, кто нарушил целостность нашего государства, отдал иностранцам народные богатства?! Во время выборов все это озвучивается, а  после выборов все забывается! Затем берут передышку до следующих выборов, потом начинают выставлять себя чистыми, патриотами, правдолюбцами, учат уму-разуму, начинают хождение в народ. У одного Садыра Жапарова на это сил не хватит, дело будет продвигаться, если народ его поддержит и будет постоянно требовать.

— С. Жапаров пригласил своих соперников в президентской гонке на инаугурацию. Это усилие призвать к консолидации и совместной деятельности?

— Инаугурация — государственное мероприятие, организаторы решают, кого приглашать. Хорошо бы это не политизировать. Наверняка те, кто заявляет о непризнании итогов выборов и называют их «катастрофой», и сами не должны прийти, если у них есть немного совести.

— По какому критерию должен быть выбран глава правительства? По неписаному закону «север-юг» или с акцентом на профессионализм?

— Глава правительства давно уже выбран. Осталась только формальная сторона. У нас со времени Октябрьской «революции» работает правительство тандема Жапаров-Ташиев. Жапаров стал президентом, теперь Ташиев должен быть официально утвержден главой правительства. Здесь наверняка никакого спора нет. Мы же сказали выше, что правительство, которое скоро будет сформировано, будет правительством переходного времени. Соответственно выбору народа, это правительство, которое будет работать до полного перехода к президентскому правлению. Значит, до принятия новой Конституции не должен нарушаться тандем Жапаров-Ташиев.

Наоборот, поддержка тандема нынешним парламентом, создание для них возможностей укрепят только устанавливающуюся стабильность. Занятие Ташиевым премьерского кресла отвечает всем критериям в таких вопросах, как север-юг, идейно-партийное единство, дружба. Нет конкурентов Ташиеву и в плане патриотичного, преданного народу профессионала, что он доказывал работой в правительстве Бакиева и показывает на практике сегодня. Дело каждого гражданина — создать возможности для тандема Жапаров-Ташиева довести начатое до конца, оказать поддержку. Ну а для заслушивания их отчета и дачи оценки их работе надо назначить специальный народный курултай  на октябрь 2021 года.

Источник: “Саясат.kg”

Жылдыз Жолдошова: «У Текебаева нет морального права быть оппозицией»

— Госпожа Жылдыз, ничего еще не произошло, но появилась оппозиция против Садыра Жапарова. Речь об Омурбеке Текебаеве, Феликсе Кулове и т.д. Хотелось бы услышать ваше мнение по этому поводу.

— Конечно, в нашей стране есть демократия. Поэтому должна быть оппозиция, но конструктивная. Потому что страна находится в тяжелом состоянии, поэтому по возможности нам надо поддержать Садыра Жапарова, ради народа и страны. Что касается Омурбека Текебаева и Феликса Кулова, то в свое время они не только пошли на «политический тандем», но и занимали единовременно посты спикера Жогорку Кенеша и премьер-министра страны.

Здесь стоит отметить, что у Текебаева нет морального права быть оппозицией, потому что как член Временного правительства он допустил апрельские и июньские события в 2010 году. Другими словами, близится день, когда народ спросит с представителей тогдашней временной власти за их незаконные дела.

— До этого вы поддерживали братишку Садыра, какими будут ваши дальнейшие шаги? Согласитесь занять должность, если предложат?

— Общественность видит, что Садыра Жапарова я поддерживала с 2010 года по 2021 год. Когда Садыр Жапаров оказался в тяжелом положении, многие политики боялись его поддерживать, даже давать интервью. Были дни, когда он остался один… Что касается будущего, то я обязательно буду поддерживать Жапарова, пока он будет действовать в интересах страны и народа. Я на протяжении 36 лет честно проработала в исполнительной власти. Знаю, что достойно послужила стране и народу. Поэтому не пойдут исполнительную власть. Но я задумываюсь о том, чтобы проработать в парламенте один созыв, писать законы… Сталин неспроста говорил: «Кадры решают все». Садыру Жапарову нельзя допускать ошибки с кадрами. Наверное, он и сам чувствует, что не только я, но и весь народ возлагает на него большие надежды.

Источник: “Азия ньюс”

Перевод: “Гезиттер”

Кундуз Жолдубаева: «Мы с Равшаном Жээнбековым единомышленники, соратники»

— Кундуз, вы сотрудничаете с кандидатом в президенты Равшаном Жээнбековым и проводите пиар-кампанию. Неожиданный поворот событий.

— Это не неожиданный поворот. Я открыто сказала, почему поддержала кандидатуру Равшана Жээнбекова. Вместе с этим человеком я подверглась политическому преследованию, вместе пережили трудности. Во время следствия по кой-ташским событиям Равшану Жээнбекову предложили пойти на сотрудничество. Пытались сторговаться, сказав: «Не будем тебя сажать, если дашь показания против Атамбаева». Но он не отступил от своих принципов, сохранил честь. Не сломался как политик. Напротив, закалился. В ходе следствия, судебных разбирательств он проявил устойчивость, приверженность идеям, высокие человеческие качества. Сейчас я могу назвать нас не фигурантами одного дела, а соратниками. И как я могу не поддержать Равшана Жээнбекова? У нас общие взгляды относительно продвижения демократии, парламентаризма, правовых ценностей.

— Но вы же не разорвали связи с Алмазбеком Атамбаевым? 

— Конечно нет. Предыдущая власть сильно старалась разорвать связи между экс-президентом и остатками его команды. Но в те тяжелые времена сторонники Алмазбека Шаршеновича не изменили свое отношение к нему. Мы будем, как и раньше, его поддерживать. После событий 5-6 октября «Форум» вновь превратился в эпицентр политики. Во дворе негде было припарковать «джипы», а в приемной было полно влиятельных людей. Но 9 октября на площади Ала-Тоо было совершено покушение на экс-президента, а на следующий день в Кой-Таше это повторилось. А рядом с ними были все те же люди, мы. Фарид Ниязов, Сапар Исаков,Канат Сагымбаев, Дамир Мусакеев… Наверное, и он сам это заметил. У нас есть схожие черты характера. Мне нравится Алмазбек Шаршенович, как старший брат. Буду поддерживать до конца, не буду предавать. Если в будущем наши пути в политике разойдутся, я не разорву человеческие отношения.

— Мы заметили, что часть сторонников Атамбаева перешла на сторону Абдиля Сегизбаева. Какой может быть позиция экс-президента? Какого кандидата он поддержит?

— Среди его сторонников могут быть как сторонники Равшана Жээнбекова, так и Абдиля Сегизбаева, Курсана Асанова. Но будет неправильно говорить, что «такова позиция Алмазбека Шаршеновича». Я еще не разговаривала с ним относительно того, какого кандидата он поддерживает. Я слышала, как на одном заседаний суда он обратился к Равшану Жээнбекову и сказал: «Почему бы тебе не участвовать в выборах?» В то время Равшан байке говорил, что думает об этом.

— Верите ли вы в то, что президентские выборы пройдут честно?

— Предстоящие выборы должны стать борьбой идей. У нас сейчас не так. Чаша весов склоняется в сторону того, кто сидит во власти. Если не будут созданы равные условия для всех кандидатов, выборы не будут прозрачны и не будет соблюден принцип честной борьбы, то мы можем и не дождаться результатов выборов. За пять минут в Кыргызстане может сложиться чрезвычайная ситуация. Тяжело сказать, что такое невозможно после того, как за одни сутки удавалось взять «Белый дом» и сменить власть. Поэтому властям нужно приложить все усилия, чтобы провести справедливые выборы.

— Большинство обвиненных по кой-ташским событиям вышли на свободу. Будут ли дальнейшие судебные тяжбы проходить объективно?.. Кого вы вините в тех событиях?

— Судебные заседания по кой-ташским событиям проходили за закрытыми дверями. После октябрьских событий сменился судья и процессы начали проходить открыто. Но объединили три дела, которые не связаны между собой. Следствие по кой-ташским событиям шло однобоко. В качестве пострадавших выступали только сотрудники «Альфы» и Министерства внутренних дел. Но не брали в расчет простых граждан, получивших травмы. Мало того, запугивали, приглашали для дачи показаний, чтобы заткнуть. Главными виновниками тех событий является тогдашний главнокомандующий Сооронбай Жээнбеков, автор незаконной и бессовестной операции, бывший глава ГКНБ Орозбек Опумбаев, бывший министр внутренних дел Кашкар Джунушалиев, а также начальники следственной группы, которые не были привлечены к ответственности, а продолжают получать повышение по службе. Нужно рассмотреть вопрос об их ответственности. Если мы хотим, чтобы решение было справедливым, дело по кой-ташским событиям нужно отправить на повторное расследование.

Источник: “Азия ньюс”

Перевод: “Гезиттер”

Меню

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: