Menu

Байболот Абытов, профессор: Первый курултай тюркологов – курултай репрессированных и расстрелянных

Поделиться

Многие из нынешних поколений молодёжи тюркоязычных стран и народов СНГ, правопреемника СССР, особенно из числа филологов и историков, практически очень мало знает о Первом  курултае тюркологов СССР, в Баку 1926 г. Об этом я убедился побывавь за последние десятилетия в Казахстане, Узбекистане и Туркменистане, Татарстане. Следовательно, данная статья посвящена именно первому курултаю тюркологов, который проходил в городе Баку, почти сто лет назад. Это был курултай, заложивщее начало новой национальной письменности многих тюркских народов не только СССР, но других стран мира. 

Многих литературах, посвященных к этой теме или имеющие сведение об этом событии пишется не совсем верно – Первый курултай тюркологов.  или по азербайджански – Birinci Türkoloji QurultayПервый тюркологический съезд. На самом деле этот курултай, согласно официальному стенографическому отчёту, назывался  – Первый Всесоюзный Тюркологический Съезд, который проходил с 26 февраля по  5 марта  1926 году, в городе Баку. 

        

Известно, что инициатором и организатором Первого Всесоюзного Тюркологического Съезда выступили выдающиеся деятели Азербайджана, которые выступили задолго до начало съезда. Главной целью съезда было внедрение в культурную жизнь тюркских народов не только СССР, но других стран мира латинизированный алфавит. В этом плане, первые практические опыты  латинизации письменности советского Азербайджана легли в основу дальнейшего развития латинизированной системы письменности тюркских народов в Советском Союзе. Следовательно, Азербайджан закономерно стал пионером латинизации письменности тюркских народов в СССР.   

    Именно этот шаг, старание и желание Азербайджана способствовала созыва общетюркского съезда как тюркских народов всего Союза ССР, так и зарубежных тюрков, в первую очередь Турции и Ирана. Инициаторы первого сьезда: Самедага Агамалы оглу, Фархад Агазаде, Рухулла Ахундов, Ханафи Зейналлы, Бекир Чобанзаде, Джаббар Мамедзаде, Артур Рудольфович Зифельдт-Симумяги, Панах Гасымов, Мусеиб Ильясов, Джалил Мамедзаде и др.  На этом съезде, при участии представителей тюркских народов и специалистов научной тюркологии Академии наук Ленинграда и Москвы, подавляющим большинством голосов приняли решение о желательности применения опыта Азербайджана по латинизации в других республиках и автономных областях Союза, пользовавшихся другими  формами письменности.

   

На первом фотографии третьий слева во втором ряду КасымТыныстанов, делегат от Кыргызской автономной области

     Предыстория съезда такова:

  • впервые вопрос о введении латинской графики был поднят на заседании коллегии Народного комиссариата просвещения Азербайджана 3 июля 1920 г. Тогда в постановлении отмечалось: «Командировать в Россию специальное лицо для извлечения всех материалов по разработке новой мусульманской орфографии». 

  •  В марте 1921 года целях введения делопроизводства Азербайджана на тюркском языке, приказом Азревкома был учрежден Чрезвычайный комитет под председательством народного комиссара просвещения Д.Буниатзаде. 

  • В апреле 1922 г., для проведения реформы азербайджанской письменнос-ти по инициативе председателя ЦИК Азербайджанской ССР С.Агамали оглы был создан Комитет азербайджанского алфавита. Согласно поставленной задачи, впервые в СССР в Азербайджане на основе латинской графики был разработан новый азербайджанский алфавит  из тридцати трех букв. Идея латиниации охватила многих тюркских народов. 

  •  В 1923 г. в Баку было создано «Общество изучения и обследования Азербайджана», которое стало главным научным учреждением страны. В его состав входили отделения истории и этнографии, тюркологии, а также комиссии и подкомиссии по литературе, языкознанию, словарям, прикладному искусству, театру, музыке и т. д. 

  • В этих  целях в Баку приглашались многие известные учёные из вузов и научных учреждений России и других стран, среди которых были всемирно известные востоковеды, лингвисты и тюркологи: Н.Я. Марр, В.В.Бартольд, И.И.Мещанинов, А.Э.Самойлович, А.О.Маковельский, Г.Жузе, Е.Э.Бертельс, Б.Чобанзаде, А.О.Губайдуллин, М.Ф.Кепрюлюзаде и др. 

  • В эти годы появились первые научные грамматики по азербайджанскому языку, которые были написаны с позиций общетюркского языкознания. Среди них особое значение имеют «Türkсҽ sҽrfi-nҽhv» – «Грамматика тюркского языка» (-Баку, 1924 г.) Исмаила Хикмета и Абдуллы Шаика, «Türk qrameri» – «Тюркская грамматика» (-Баку 1929 г.) Бекира Чобан-заде и Фархада Ага-заде и др. 

  • 15 сентября 1925 года в Москве прошли  заседания востоковедов СССР, где было решено созвать съезд с участием всех тюркологов страны. Одной из главной  темой обсуждения будущего съезда было переход от арабского  на латинскую графику, всех тюркских народов.

  • В том же 1925 году созыв Первого Всесоюзного Тюркологического Съезда был поручен Научной Ассоциации востоковедения СССР и Обществу изучения и исследования Азербайджана.

   Таким образом, организацию и проведению, Первого Всесоюзного Тюркологического Съезда предшествовала довольно большая, кропотливая работа. После предварительных организационных работ Комитет нового азербайджанского алфавита,  с целью вовлечения перехода от арабской письменности к латинской, приступил к подготовке созыва, организации и проведения вышеуказанного съезда в Баку, который состоялся с 26 февраля по  5 марта  1926 года. Отметим, что первый Бакинский Тюркологический Съезд явился значительным историческим событием, продемонстрировавшим место и позицию Азербайджана в мировом тюркологическом сообществе. Это исторический факт.  

   Итак, Первый Всесоюзный Тюркологический Съезд проходил с 26 февраля по  5 марта  1926 году. Согласно официальному Стенографическому отчёту, в ней принял участия 131 делегатов (однако почему то, во многих литературах указывается 130). Ниже приводим сведения  о делегатах съезда, согласно данным Мандатной комиссии съезда: общее количество делегатов – 131, из них 93 тюрка и 38 не тюрок, среди делегатов всего одна женщина. Представленность количество делегатов по республикам, областям и персонально приглашенных: от Азербайджана – 6 человек, Оргкомиссии – 15, Грузии – 1, Армении – 1, Аджаристана – 1, Туркестана – 1, Нахреспуб- лики -1, Крыма – 3, Татаристана – 6, Башкирстана – 3, Казахстана – 3, Узбекистана – 6, Туркменистана–4, Кыргызстана – 2. Ойратской области – 1, Якутской республики – 3, Калмыкской области – 1, Чувашской республики – 2, Уйгурской области западной Китая – 1, Абхазии – 1, Хакасского округа – 1, Северного Кавказа: Карачаевская область – 2, Балкарская – 1, Чеченская – 1, Ингушская – 1, Адырей-Черкесская – 1, Северо-Осетинская – 1, Южная Осетия – 1, от Туркменского района Северо-Кавказа – 1, Туркестана – 1, Академии Наук – 3, Ассоциации Востоковедения – 3, Института Живых Восточных Языков в Ленинграде – 1, Ташкентского университета – 1, Ленинградского университета – 1, от Совета Национальностей Северо-Кавказского Краевого Исполкома – 2, от Северо-Кавказского Института Краеведения – 1, от Уфимского Наркомпроса – 1, от Совета Национальностей  Наркомпроса  РСФСР – 4,  от  Президиума Совета Национальностей ЦИК’а СССР –  1, от Персидского Азербайджана –  2, от Северо-Кавказской Научной Ассоциации – 1. 

   Персонально приглашенные: от Азербайджана -2, Татаристана – 2, Северного Кавказа – 2, Москвы – 2, Украины – 1, Ленинграда – 4, Крыма – 2, Дагес тана – 2, Закавказья – 2, Армении – 1, Узбекистана – 4, Башкиристана – 2, персонально-приглашенных из Турции – 3, Германии – 2, Австрии – 1, Венгрии- 1.

   Кроме официальных представителей в работе Съезда участвовали учёные, писатели и поэты: из Турции: Алибек Гусейнзаде, Мехмет Фуад Кёпрюлюзаде, Пауль Витек (немец), Юлиус Мессарош (венгр) (всего 4 участника); – из Российской Федерации: академик Василий Бартольд, Сергей Малов, Александр Миллер, Александр Самойлович, Теодор Менцель (немец), Лев Щербак, Алексей Башкиров, Илья Бороздин, Соломон Вельтман, Анатолий Ченко, Лев Жирков, Сергей Ольденбург, Николай Поппе, Сергей Руденко, Всеволод Томашевский, Константин Юдахин, Николай Яковлев и др.

    Стенографический отчёт свидетельствует о том, что на съезде были представлены и делегаты почти от всех тюркских народов СССР, также европейских тюркологов, представители из Турции и Ирана, что ярко показывает масштабы охвата тюркологической научно-практической среды. В ней представлены тюркские народы не по нынешнему административно-территориальному признаку, а по месту жительства к моменту созыва съезда. Отсюда и разночтения в административно-территориальном отношении.

   Изучив стенографический отчет Первого Всесоюзного Тюркологического съезда, убедился, что на 17 заседаниях, за семь дней, были заслушаны  и обсуждены 38 докладов всемирно известных учёных лингвистов, историков, этнологов, политических деятелей о тюркских языках, об их будущем. В этих докладах были озвучены весьма актуальные проблемы тюркологии, предложены ценные, конкретные рекомендации, приняты важные решения, имеющие  исторические значения и приняты соответствующие резолюции.  Так, на утренних и вечерних заседаниях  съезда выступили с докладами:  1. Академик В.Бартольд «Современное состояние и ближайшие задачи исследований по истории тюркских народов»; А.Губайдуллин «Развитие исторической литературы у тюрко-татарских народов»; С.Руденко «Современное состояние и ближайшие задачи этнографических исследований тюркских племён»; Ю.Мессарош «Современное состояние и ближайшие задачи исследований по этнографии анатолийских и балканских тюрков»; Чурсин «Ближайшие задачи по исследованию этнографии кавказских тюрков»; Б.Чобанзаде «О близком родстве тюркских наречий»; Н.Поппе «История и современное состояние проблемы взаимного родства алтайских языков»; А.Самойлович «Современное состояние и ближайшие задачи по исследованию тюркских языков»; С.Малов «Исследование древнетюркских языков»; Н.Ашмарин «Некоторые сведения о прошлом и современном состоянии тюркологии»; Л.Щербак «Основные принципы орфографии и их социальная значимость», доклады Л.И.Жиркова, Г.Ибрагимова, Ш.Рахими, Ф. Ага-Заде, А.Б.Байтурсуна «Об орфографии»; Зейналлы «О системе научной терминологии в тюркских языках»; Адабаша «Терминология на тюркских языках»; А.Б.Байтурсуна «О принципах казакской терминологии;  А.Зифельдт «О принципах зарождения научной терминологии в тюркских языках»; Б.Чобанзаде «О системе научной терминологии»; Х.Зейналлы «О системе научной терминологии относительно тюркских языков»; Н.Яковлев «Вопросы алфавита в соотношении с социально-культурной действительностью тюркских народов и программа определения системы письма»; Л.Жирков «Технические основы структуры алфавита»; Ш.Алимжан «Арабские и латинские системы шрифта и вопросы их применения в письме тюрко-татарских народов»; Ф.Кёпрюлюзаде «Развитие литературного языка тюркских народов»; И.Леманов «Основы методики обучения тюркским языкам», Дж. Мамедзаде «О системах алфавитов тюркских народов»; Г. Шарафа «Арабская и латинская системы шрифтов и вопрос о применении их для тюрко-татарских народностей»; Н.Тюрякулова  «Об алфавите»; У.Алиева «О системах графики», Б.Бердиева «Об алфавите»; Кепрюлю-Заде «Развитие литературного языка у тюркских народов»; Леманова «Основы методики преподавания тюркских языков»; Ф. Ага-Заде «Правописание в тюркском языке и др. 

      Заслушав доклады и прении по ним, Первый Всесоюзный Тюркологический Съезд принял ряд резолюций:  

  • Резолюция С’езда о новом тюркском алфавите.
  • Об изучении тюркских языков и о связях тюркских языков с другими языковыми семьями. 
  • По методике преподавания родного языка.
  • По докладу «Современное состояние и ближайшие задачи изучения истории тюркских народов»
  • По докладу о краеведении. 
  • Об орфографии тюркских языков.
  • Организационной Комиссии.
  • О системе научной терминологии на тюркских языках
  • Постановления этнографической комиссии Тюркологического Съезда.
  • Правописание в тюркском языке.

Таким образом, материалы Стенографического отчёта, содержания дискуссий тюркологов, научно-практические обсуждения проблем ещё в  1926 году, дал понять, что они были  актуальны как для того времени, так и нынешних лет, периода государственного суверенитета и независимости  тюркоязычных суверенных и автономных республик. После парада суверенитетов и независимости ряда тюркоязычных стран, нынешнее время, когда почти во всех государствах, на повестку дня вновь встал вопрос о реформе алфавита в республиках, о переходе к латинской письменности. Например, первым подобной реформой выступил, Республика Узбекистан, который за годы независимости полностью перешёл на латиницу, который был предложен ещё в далёком 1926 году в Баку.  Известно, что в 1991 году в Стамбуле прошла конференция, где представители тюркских республик  поддержали проект перехода письменности на латиницу, приближенную к турецкому алфавиту. И в 1993 году латиница стала использоваться официально в Республике Узбекистан.  Подобные проблемы реформы алфавита предстоит и у других тюркоязычных государствах Центральной Азии.

      В целом я полагаю, что сам факт, материалы и Стенографический отчёт Первого Всесоюзного Тюркологического Съезда, имели огромное значение в дальнейшем развитии языкознании и языкового строительства молодых, советских тюркоязычных республик, в целях сохранения достижений  тюркской цивилизации, её культурного наследия и письменности. У меня на руках первое (Баку, 1926 г.) и второе (Алмата, 2019 г.) издание данного Стенографического отчёта. Я не филолог и  не тюрколог, однако как профессиональный историк отмечу, что Стенографический отчёт Первого Всесоюзного Тюркологического Съезда есть уникальное, имеющее огромное научно-практическое значение материал, весьма важный источник по советской тюркологии, бесценный кладезь интеллектуального наследия сразу нескольких тюркоязычных стран, выдающихся ученых, элиты тюркологии Европы и Азии, которые собрались весной 1926 года, по инициативе ряда учёных и государственных деятелей  Азербайджана, в городе Баку.

     Разумеется, Первый Всесоюзный Тюркологический Съезд  был довольно большим событием не только для молодой советской, но и в  мировой науке в целом, и для народов тюркского мира в частности. Первый Тюркологический Съезд, явился весьма важным событием для развивающихся общетюркских  национально-культурных, духовных и письменных ценностей, дальнейшего углубления интеграционных процессов в национальной письменности тюркских народов. На съезде была предпринята удачная попытка, представлять научную тюркологию как единое, системное учение, свод вековых знаний по тюркологии, как ценный вклад Азербайджана в мировую тюркологию. Фактически, сведения первого Тюркологического Съезда можно представить как далеко идущей, большой программы научного исследования многовековых традиций тюркологии и  перспективы тюркологии на тот период. Этому  способствовало общие исторические судьбы, единый этногенез, схожая национально-духовная культура, схожий жизненный уклад, религиозные верования, каждодневный быт, традиции, обычаи, обряды,  культура пищи многих тюркских народов степей Евразии. Ещё больше  объединяющим фактором тюркского мира являлся схожие языки. Именно исходя из таких факторов Первый Всесоюзный Тюркологический Съезд  следует   рассматривать как очень боль-шое научно-практическое событие в истории развития культурных ценностей тюркского мира. Этот съезд был и остаются, первым научным форумом, предпринявшее попытки указать пути решения актуальных проблем научной тюркологии –  языкознании, орфографии, литературе, фольклоре, этнографии, терминологии, методике перехода к латинскому алфавиту. Съезд также сыграл исключительную роль в определении теоретических основ, практического потенциала и перспектив культурной интеграции, просветительства в масштабе тюркского мира. 

     Теперь, относительно участников съезда из числа кыргызов. К сожалению, кыргызский народ был представлен всего двумя деятелями культуры. Это первый красный профессор, поэт, просветитель Касым Тыныстанов  и просветитель Данияр Базаркулов.  Хотя, иногда некоторые люди приписывает участие на этом сьезде и двух других деятелей культуры и государства – Ишеналы Арабаева и Абдыкерима Сыдыкова. Однако, в официальном списке делегатов съезда их имена и фамилии не значиться.  В этом списке есть:

Касым Тыныстанов – просветитель, Народный комиссар просвещения Кыргызской АССР – 1927-1930 гг., государственный и общественный деятель, кыргызский ученый языковед, один из основателей языкознании – составитель орфографии кыргызского языка и письменной литературы Кыргызстана, писатель, поэт, драматург, первый красный профессор (1936 г.) из числа кыргызов. Написал и издал ряд работ по кыргызскому  языкознанию. С 1934 года — член Союза писателей СССР. Арестован 1 августа 1937 г. и обвинялся как «враг народа, ведущее разлагающей деятельности на идеологическом фронте, буржуазный националист, один из руководителей «Социал-туранской партии»,  расстрелян 7 ноября 1938 г. Реабилитирован 1 октября 1957 года Военной коллегией Верховного суда СССР. 

 К.Тыныстанов был делегатом того самого Первого Всесоюзного Тюркологического Съезда. Более того от Кыргызской Автономной области вошел в состав Президиума съезда: 1. Агамали оглы. 2. Ахундов Рухулла – Азербайджан. 3. Бартольд – академик. 4. Байтурсун – Казакистан. 5. Барахов – Якутская республика. 6. Бороздин –Ассоциация Востоковедения. 7. Джабиев Габиб. 8. Ибрагимов Галимджан –Татаристан. 9. Идельгузин – Башкиристан. 10. Кепрюлю заде – Турция. 11. Коркмасов –Дагестан. 12. Нагамов И. – Узбекистан. 13. Наговицын – Наркомпрос РСФСР. 14. Ольденбург – академик. 15. Павлович – Ассоциация Востоковедения. 16. Самойлович –профессор. 17. Тынстанов – Кара-Киргизия. 18. Чобан-заде – профессор. 19. Бердиев –Туркменистан. 20. Акчокраклы – Крым.21. Алиев Умар – Северный Кавказ. 22.Менцель–профессор, представитель европейских ученых.   

Отметим, что члены Президиума сьезда дана в таком же порядке, как был предложен на сьезде и зафиксирован в Стенографическом отчете.

 

Базаркул Данияров – один из первых  просветителей, этнопедагог советского Кыргызстана, стоял у истоков начального, среднего и высшего образования в республике. Подготовил целую плеяду выдающихся деятелей культуры и образования республики, первые учебные программы и учебники. Он инициатор создания первого учебного заведения, предоставлявшего образование выше школьного на кыргызском языке – Ошского педтехникума. Затем стал заведующим учебной частью “Киргизского института просвещения”, вскоре переименованного в Киргизский центральный педтехникум и заместителем председателя “Киргизской научной комиссии”. В 1929 году стал директором Кыргызского центрального педтехникума во Фрунзе. В 1931–1934 годы работа заведующим учебно–методическим отделом Наркомпроса Кыргызской АССР. Видный  представитель интеллектуальной элиты 20-30-х годов  XX века.  Сокурсник К.Тыныстанова по Киргизскому Институту Просвещения в Ташкенте и его сподвижник. В 1937 г. Б.Даниярова арестовали, его обвинили в том, что «он буржуазный националист, который задумал контрреволюционные действия, дружит с бай-манапами, сам бай-манап, бывший член Алаш-Орды и член Социал-Туранской партии». С такими характеристиками в 30-годы невозможно было выжить.  Его  приговорили к 10 годам лишения свободы, умер лагере у села Ивдель Свердловской области 1 декабря 1942 года. Базаркул Данияров тоже был делегатом того самого исторического Первого Всесоюзного Тюркологического Съезда от Кырыгзской Автономной области.  

   К сожалению в Стенографическом отчете съезда не сохранились их выступления на прениях, равно как и у других участников сьезда. 

   В целом историко-политическое значение Первого Всесоюзного Тюркологического Съезда, не случайно проходившегося в Баку, заключается, в том, что именно на этом съезде, фактически на фоне всеобщей социализации, на фоне объединении пролетариев всех стран, было обсуждено и предпринята удачная попытка выработать единую концепцию письменности тюркоязычных народов, республик на основе латинской письменности и алфавита, не только по всему Советскому Союзу, но и по всему миру, можно сказать всей планеты. Вот так ни много, ни мало. 

    Следовательно, исходя из таких задач и целей были очень жаркие, эмоциональные выступления и дискуссии среди выступивших, как учёных, так и специально приглашённых представителей тюркских народов на съезде. Материалы съезда и Стенографический отчёт свидетельствует, что представители  тюркских народов бывшей Российской империи и молодых советских тюркоязычных республик: башкиры, казахи, кыргызы, карачаевцы, татары, туркмены, узбеки, чуваши, хакасы, якуты и другие хотели быть услышанными, отстоят своё языковое право, национальной письменности, поскольку до этого они были лишены собственной государственности, национальной письменности. 

    Материалы съезда и собственно Стенографический отчёт съезда является весьма важным научно-практическим артефактом, ценным историческим источником, в котором отражены дальнейшая судьба тюркской цивилизации, создание и сохранности её культурного наследия, в виде тюркской письменности на латинском алфавите. Здесь необходимо отметить две важные факторы. Во-первых,  решением съезда и поддержкой официальных властей партии большевиков, было предпринято успешная попытка перехода на латинский алфавит, тем самым сблизиться с европейской культурой, европейской письменностью. Так, 12 декабря 1927 года ЦИК Киргизской АССР признал латинизированный алфавит государственным, наравне с арабским. С 1927-28-учебного года латинизированный алфавит стал преподаваться в ряде школ, а с 1928-29-учебного года на него было переведено всё образование. 1 января 1930 года арабский алфавит в Киргизии был окончательно выведен их всех официальных сфер употребления. Казахстан с арабской письменности на  латиницу перешел в 1929 году. В том же году в мае,  на Республиканской орфографической конференции в Самарканде  был утверждён новый узбекский латинский алфавит – яналиф из 34 знаков, в Узбекистане. 3 января 1928 года доработанный новый латинизированный алфавит был утверждён ЦИК Туркменской ССР. С сентября 1928 он стал внедрятся в учебных заведениях, окончательный переход на новый, латинский алфавит во всех сферах был осуществлён в мае 1929 года. Во-вторых, с введением латинской письменности, официальные власти предприняли удачную попытку отдалить тюркских народов от исламской культуры, от арабской письменности и сокровишниц исламской литературы, языкознания, тем самым избежать огромное влияние мусульманской культуры, арабской письменности на тюркоязычных народов. В документах об этом прямо и открыто не говорится, но сквозь красной нитью проходить эта идея.

   Таким образом, Первый Всесоюзный Тюркологический Съезд, проходивший в Баку,  не случайно именуется Первым. Ибо все его участники искренне надеялись, что это – начало большой кропотливой  работы для будущего всех тюркских народов Союза ССР. К сожалению, большинство делегатов памятного съезда, теми же официальными властями, которые дали добро для проведения Первого Всесоюзного Тюркологического Съезда, впоследствии обвинили их буржуазном национализме и во всех других грехах. Многие их них  стали жертвами политических репрессий, красного террора 30-х годов ХХ века. В их числе оказались и Касым Тыныстанов и Базаркул Данияров. 

    В таком же положении оказались многие выдающиеся сыновья, ученые языковеды, тюркологи почти всех тюркских народов СССР, которые приняли учстия в том самом памятном – Первом Всесоюзном Тюркологическом Съезде 1926 года в Баку. Чтобы не быть голословным, я специально изучил каждого делегата, кто был репрессирован после съезда. 

    Отмечу, среди историков, да и вообще ученых бытует мнение о том, что тюркология – это наука расстрелянных ученых. В этом есть большая доля исторической правды. И она имеет непосредственное отношение к участникам, делегатам Первого Советского Тюркологического съезда. После съезда, особенно в 30-е годы многие ученые тюркологи, государственные деятели, принявщих участия в том самом памятном съезде, были обвинены в буржуазном национализме, пантюркизме, панисламизме, в членствах запрещенных политических партий, в идеологической “подрывной” работе, также в ведении подрывной работы на “культурном идеологическом фронте”, в связях с троцкистами, бухаринцами, буржуазными националистами, «двурушниками”, с бывшими феодалами, капиталистами, помещиками, искажениях истории народов, восхвалении прошлых ханов, руководстве и членстве заговорщической организации национальной интеллигенции на местах, руководство контрреволюционных организаций, участия в  антисоветских пантюркистских организациях, агентами иностранной разведки и пр. С такими характеристиками очень трудно, фактически невозможно было выжить в годы красного террора и массовой репрессии. 

   Я провел собственное исследование, прямо по списку  Стенографического отчета  Первого Советского Тюркологического съезда. Так, из числа 130 делегатов съезда почти половина были репрессированы, арестованы, расстреляны, осуждены на длительные сроки и умерли в лагерях. Персонально, в разные годы после съезда, следующие делегаты были арестованы, осуждены и расстреляны (ФИО даны без изменения, согласно списку делегатов сьезда). Так, в 1929 г. – Рогдаев Николай Игнатьевич, в 1931 г. Гельдиев Мухаммед, в 1932 г. – Перенглиев Бяшим, в 1933 г. – Ашмарин Николай Иванович. В 1935 г. были респрессированы и расстреляны Мальсатов Заурбек Куразович, Манатов Шариф Ахмедович, Миллер Александр Александрович, Сабашкин Алексей Макарович, Сафронов Анемподист Иванович.

    Пик массовых репрессий, осуждений и расстрелов приходится к 1937-38 гг. Это были следующие делегаты первого Бакинского съезда тюркологов:

за 1937 год. за 1938 год.
1.

2.

3.

4.

5.

6.

7.

8.

9.

10.

11.

12.

13.

14.

15.

16.

17.

18.

19.

20.

21.

22.

23.

24.

25.

26.

27.

28.

29.

30.

Абдрахимов, Галей Шакирович

 (Али-Рахим) 

Байтурсун, Ахмед Байтурсунович

Зейналлы, Ханафи баба оглы

Губайдуллин, Газиз

Данияров, Базаркул 

Джабиев, Габиб 

Идельгужин, Карим Абдулович

Ильбек, Метрик Юнус-оглы

Чобанзаде, Бекир Вагап оглы

 Алиев,  Умар Джашуевич

Гафуров, Сибгат Сатдыкович

Захири, Ашур-Али 

Касимов, Панах Алекпер оглы

Коркмасов, Джелалэддин

Кулиев, Мустафа

Кульбешеров, Бяшим

Максудов, Гаяз Кысымович

Мамед-Заде, Джаббар Аббас-оглы

Наговицын, Иосиф Алексеевич 

Недим, Мамут 

Одабаш, Хабибулла Абдурашид-оглы 

Рахими, Шакирджан

Сабиров, Рауф Ахметович 

Тибилов, Александр Арсеньевич

Тюрякулов, Назир 

Усманов, Шамиль Хайрулович 

Xакимов, Неймат Эйнатулла-оглы

Xоджаев, Халид-Саид 

Юманкулов, Ибрагим 

Юнусов, Гази-Алим 

1.

2.

3.

4.

5.

6.

7.

8.

9.

10.

11.

12.

13.

Алиев, Ибрагим Махмудович 

Атнагулов, Салах Садри-оглы

Ахундов, Рухулла Али-оглы 

Барахов, Исидор Никифорович

Гусейнов, Мирза Давуд 

3ифельдт-Симумяги Артур Рудольфович

Ибрагимов, Галимджан Гирфанович 

Иногамов, Рахим Ахундджан-оглы 

Катанов, Николай Гаврилович

Самойлович, Александр Николаевич 

 Султанова, Айна

Тынстанов, Касым 

Султанов, Гамид Гасан-оглы 

    Ряд делегатов данного  съезда, после неё несколько раз арестовывались и осуждались. Это Генко Анатолий Нестерович –  1938,1941; Гаврилов  Михаил Филиппович – 1931,1932,1938 гг.; Бороздин Илья Николаевич – 1935,1937 гг.  

    В 1941 г. были арестованы и осуждены – Бассария Симон Петрович, Ильясов Мусеиб Ибрагим-оглы, Крымский Агафангел Ефимович. 

    Таким образом, по моим подсчетам, из 130 делегатов Бакинского сьезда тюркологов, впоследствии были обвинены во многих не существующих грехах, делах, арестованы, репрессированы и расстреляны 59 делегатов. Именно это и доказывает, исторического факта о том, что «Первый курултай тюркологов – курултай репрессированных и расстрелянных» (съезд на кыргызском языке означает – курултай – авт.). 

    Если добавить сюда, и тех репрессированных тюркологов – ученых, государственных деятелей, которые не были участниками Первого Советского Тюркологического съезда. Это были такие деятели, которые внесли весомый вклад в развитии тюркологии в целом. Они были арестованы, осуждены и расстреляны в разные годы:  Ишеналы Арабаев – 1933 г., Дулатов Миржакып (Мир – Якуб) – 1935 г.,  в 1937 г. Алкин Ильяс Саид-Гиреевич, Хулуфлу Вели Мамедгусейн оглу, в 1938 г. – Акки Исмаил Ариф Меметович,  Акчокраклы Осман Нури Асан оглу, Атласов Хади (Гадый) Мифтахутдинович, Алекперов Алескер Казым оглы, Амантаев Габдулла Сахипгареевич, Асфендиаров Санджар Джафарович, Атласов Хади Мифтахутдинович, Ахундов Рухулла Али, Исмаилов Ибраим Фегми, Лятиф-заде Абдулла Абильевич. Салман Мумтаз – 1941 г., в 1943 г. Байбуртлы Ягья Наджи Сулейманович, Юсиф Везир Чеменземинли и многие другие.

    Таким образом, вышеперечисленные расстрелянные тюркологи, вполне убедительно доказывает, что действительно «тюркология – наука расстрелянных».

Абытов Байболот Капарович, доктор исторических наук, профессор, член-корр. РАЕ.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ОСТАВИТЬ СВОЙ КОММЕНТАРИЙ

Убедитесь, что вы ввели необходимую информацию(*) там, где указано. HTML-код не допускается

÷ two = two

Похожие новости

Меню

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: