Menu

ИСТОРИЯ

Байболот Абытов, профессор: Нестандартные, спорные вопросы Великой отечественной войны

   22 июня 2021 года исполнится 80 лет началу Вели­кой Отечественной войны, унесший миллионы жизни людей. Казалось-бы история этой самой страшной войны изучена всесторонне и окончательно. Одна­ко, все еще остаются вопро­сы, проблемы, которые требует до­пол­ни­тель­ного иссле­дования или же все еще ос­таются малоизу­ченными.    

    Есть ряд вопро­сов, воз­никшие в силу сложившихся нынешних поли­ти­ческих коньюктур и амбиции отдельных государств, политиков Ев­ро­пы. Есть проблемы, связанные с ответственностью за развя­зы­ва­ние войны, об освобождении Европы, пакта Молотова-Риббентропа и Секрет­ного протокола к нему, об отношениях Сталина и Гитлера, вандализма в ряде европейских странах, где сносят памятники в честь Великой Побе­ды и надругается над захоронениями советских воинов.   

  Много вопросов вызывает резолюция Европарламента от 19 фев­раля 2019 года об осуждении пакта Германии и СССР. Мы попытались осмыслить вопросы восстановления правды о Великой Отечественной войне, затронули ряд нетрадиционных, нестандартных и спорных вопро­сов той войны и выразили свой взгляд на эти вопросы.

Постановка вопроса

В этом году отмечаем, 80 летие начало Великой Отечественной войны. Одна­ко, несмотря на то, что темы войны вроде бы всесторонне изучена, все еще остается вопросы, проблемы, которые требует дополнительного иссле­дования или же все еще остаются малоизу­ченными. Есть ряд вопросов, воз­никшие в силу сложившихся нынешних политических коньюктур и амбиции отдельных государств Европы. Это такие вопросы как об ответственности Германии и Советского Союза за развя­зы­вание войны; неизвестные и мало­из­вестные страницы пакта Молотова-Риббентропа и Секретного протокола к нему; была ли возможность избежать в 1939 году сближения Советского Союза с нацистской Германией; почему Поль­ша считает,  целью «заговора СССР и нацистского режима» является имен­но эта страна; почему Болгария, Польша, Литва и некоторые другие страны назы­вает «сомнительным исто­ри­­ческим тезисом» утверждения, что война Совет­ской Армии против гитле­ров­цев привела к освобождению Европы». Кто на самом деле спас восточно­евро­пейские страны от фашистской оккупации? Зачем, понадобилось долгие годы отрицать существование секретного  протокола  к пакту Молотова – Риб­­бентропа? Тогда как  Госдеп США опубликовал его ещё в 1948 году в сбор­нике архивных документов «Нацистско-советские отношения. 1939—1941 гг.». Советский Союз же признал существование этого документа толь-ко в 1989 году на Съезде народных депутатов СССР; как выполнялся постав­ленная в юбилейном году широкомасштаб­ная за­да­ча восстановить, за­до­ку­ментировать и архивировать всю правду о зверствах фашистской армии и её пособников на оккупирован­ных территориях СССР,  не опоздала ли Рос­сия с этим вопросом; почему в Польше, Чехии, Венгрии, Австрии, Украине, при­бал­­тий­ских странах сносят памятники, возведённые в честь Великой Победы, совер­шают акты надругательства и вандализма над захоронениями советских воинов, с согласии небезызвестной  резолюции Европарламента. Известно, что, 19 февраля 2019 года Европарламент принял резолюцию об осуждении пакта Молотова – Риббентропа и признал его причиной начала Второй миро­вой войны.[1]  Ныне государством-продол­жателем СССР юриди­чес­ки яв­ляет­ся Российская Феде­рация, но правопреем­ни­цей Победы в Вели­кой Оте­чес­твен­ной войне – все республики СНГ. Но почему-то считается, что именно рос­сийские историки должны восстанавливать всю правду о войне и истинном лице нацизма. По­чему историки стран СНГ остаются в стороне от этой ра­боты? Как относится сегодняшняя молодёжь к памяти о Великой Отечествен­ной войне?  И многие другие нетрадиционные, нестандартные вопросы Вели­кой Отечественной войны.

Основные проблемы историко-политического дискурса.

      Начнем пожалуй с того, что, в недавнем прошлом парламент Евросоюза с подачи Польши и Литвы принял резолюцию, в которой утверждается, что Советский Союз несёт равную с фашистской Германией ответственность за развязывание  Второй мировой войны. При этом ссылаются на Договор о не­на­падении между Германией и Советским Союзом от 23 августа 1939 года, больше известный как пакт Молотова-Риббентропа, и Секретный дополни­тель­ный протокол к нему. Несколько слов об этом дополнительном, Секрет­ном протоколе, о котором мы долгое время ничего не знали. Начнём с того, что в истории Второй мировой войны и предшествующего ей периода до сих пор есть отдельные аспекты, которые мало изучены либо по-разному трак­туются различными историками и политиками. Это касается и отношений между СССР и Германией, после прихода к власти национал-социалистов в 1933 году. Известно, что в тех условиях международной политики Сталин делал ставку на тесные советско-германские контакты больше, чем Гитлер.

Интересно тот факт, что Сталин рассчитывал на совет­ско-германские связи даже больше, чем рейхсфюрер. В первую очередь Сталин был заинте­ре­сован в том, чтобы под­дер­живать с Германией активное экономическое сотрудни­чес­тво и про­дол­жать получать из неё техно­логии. Альянс с Берли­ном требо­вался ему и в качес­тве противовеса западным державам, в част­ности, Вели­ко­британии, где ещё с 1917 года глубоко укоренился антиболь­ше­визм. У Ста­ли­на, как показало заключённое в 1938 году Мюнхенское со­гла­шение, име­лись все основания не доверять Велико­бри­тании. Гер­мания была гораздо ближе СССР, тем более что дружественные отноше­ния между странами существовали ещё с 1922 года. Экономи­чес­кие связи продол­жали разви­ваться с выгодой для обеих сторон до последнего. К примеру, 11 фев­раля 1940 года после долгих перегово­ров был заключён крупномасштабный советско-немецкий договор о торговле, который расширил первый торговый договор, подписанный 19 августа 1939-го, то есть ещё до пакта Молотова-Риббентропа. Объём поставок СССР в “третий рейх” в течение последующих полу­то­ра лет достиг почти 52% от общего объёма советского экспорта. Экс­пор­тирова­лись в первую очередь нефть и другие важные ресурсы.

Теперь о договоре ненападении, от 23 августа 1939 года, под­пи­­сан­ного главами внешнеполитических ведомств двух стран Риббен­тропом и Моло­товым, то СССР стал последним государством, заклю­чив­шим подобное со­гла­шение. До него такой же договорённости с фашистской Германией дос­тиг­ли Италия, Великобритания, Франция, Япония, Эсто­ния, Латвия и Лит­ва.

Здесь необходимо отметить, что судьбы мира определял не пакт о ненапа­дении, не договор о дружбе и границе, а дополнительный Секретный прото­кол, приложенный к договору от 23 августа. Заме­тим, что она состоялась с подачи самогоСталина и с согласия Гитлера.  Главы двух внешнеполити­чес­ких ведомств – Вячеслав Моло­тов и Иоахим фон Риббен­троп – подписали тот самый Секретный протокол к документу.[2] Он предусматривал разде-ле­ние сфер влияния СССР и нацисткой Германии в Восточной Европе.  Разу­меется, что в те времена об этом не знал никто, имею ввиду из числа совет­ских людей.

 

Подписание договора И. фон Риббентроп (слева),и Вячеслав Молотов (сидит справа). Договор частоназывают “пактом Молотова-Риббентропа”.

Теперь о дополнительном Секретном протоколе. По воспоминаниям лич­но­го переводчика Сталина на переговорах с Риббентропом В. Пав­лова, Риб­бентроп привёз только текст основного договора. Но Ста­лин, понимая, что Гитлер в сложив­шейся ситуации согласится на лю­бые условия, вдруг заявил, что к договору необходимы дополнитель­ные соглашения, которые никем и никогда не должны быть разглашены. Тут же, в кабинете Ста­ли­на, составили текст протокола, кото­рый отредактировали, напечатали и под­пи­сали. При этом Сталин несколько раз подчеркнул особую секретность доку­мента. Он много раз подчеркнул, что это сугубо секретное соглашение никем и никогда не должно быть разгла­шено. Свидетельства Павлова под­твердил на Нюрнбергском процессе и сам Риббентроп. Он заявил, что Сталин обсуждал «не возможность мирного урегули­рования герма­но-поль­ского кон­флик­та в духе пакта Бриана-Келлога, а дал понять, что если он не полу­чит половину Польши и Прибалтийские страны ещё без Литвы с портом Либа­ва, то я могу тотчас вылететь обратно».

Итак, о чем же был Секретный протокол, инициированный Стали­ным? Он разграничивал сферу интересов в Восточной Европе на слу­чай «террито­риаль­­но-политического переустройства». Согласно это­му совет­скую сферу попада­ли вос­точная часть Польши, населённая преимущественно украин­цами и бело­ру­сами, Латвия, Эстония, Фин­лян­дия, Бессарабия. 28 сентября в сферу инте­ресов СССР включили и Литву. Заключённым позже секретным соглашением Советское правительство обязалось выплатить Германии за уступку Литвы 7,5 млн. долларов золотом. В том же сентябре в совместном советско-германском коммюнике констатировалось, что польский вопрос «урегулирован окончательно».

Другой вопрос, существовала ли возможность избежать в 1939 году сбли­же­ния с нацистской Германией, и какие последствия это могло иметь? На эту тему до сих пор идут споры среди историков и политиков. На тот момент опре­деляющими в положении СССР являлись несколь­ко факторов: внешне­поли­тическая изоляция государства, неизбеж­ность нападения Германии на Польшу и одновременно на СССР, опасность войны одновременно с Гер­ма­нией и Японией. Германия не была готова к войне на два фронта – на западе и востоке. В условиях, когда Польша и Франция ещё не были побеждены, Германия не решилась бы открыть второй фронт против Со­вет­ского Союза, кото­рый тогда превосходил её по территории в 36 раз, а по люд­ским ресур­сам более чем в два раза. Таким образом, у советской диплома­тии в ав­гус­те 1939-го имелся не единственный, а три варианта дальнейшего развития собы­тий. Первый: отказаться от подписания мира и продолжить переговоры с бри­танской и французской делега­циями, благо не все возможности в этом на­прав­лении были использо­ваны. Второй: продолжать дипломатическую игру с Германией, не давая определённого ответа. Сталин избрал третий, роковой путь – заключил дого­вор с врагом, которого надеялся перехитрить, получив, как он считал, передышку, и нема­лые конкретные выгоды от раздела Европы. Но реальные выгоды, полученные Гер­ма­нией, оказались более значительны­ми. 1 сентября 1939 года Германия напала на Поль­шу под предло­гом защиты немецкого меньшинства в Польше (около 1,2 млн. чел.). 3 сентября о своём вступлении в войну на стороне Польши объявили Англия и Фран­ция. Рас­чё­ты германского руковод­ства на слабость польской армии и пас­сивность союз­ников Польши оправдались. 9 сентября советское руководство извес­ти­ло Берлин о наме­ре­нии немедленно занять те области Польши, которые по Сек­рет­­ному протоколу должны были отойти к Советскому Союзу. 17 сентя­бря Крас­ная Армия пере­шла польскую границ под предлогом «оказа­ния «помощи украин­ским и белорус­ским братьям по крови». В этот день Совет­ский Союз фак­тически вступил во Вторую мировую войну. Англо-француз­ская нота от 19 сентября, кото­рая требовала вывести советские войска из Польши, была оставле­на без внимания. Таковы исторические факты.

Многим не дает покоя и другая проблема, даёт ли основания текст Сек­рет­ного протокола обвинять СССР в развя­зывании Второй мировой войны и ставить Советский Союз, как выразился Владимир Путин, «фактически на одну доску» с нацистскими агрессорами. Полагаю, не надо забывать о том, что секретным этот протокол являлся дол­гое время лишь для советских лю­дей. О нём не сообщили даже Верховному Совету СССР, ратифицировав­шему договор о ненападе­нии. Тем не менее, информация практически сразу просочилась в дипло­матические круги Запада. Уже наутро 24 августа немец­кий дип­ломат Ганс фон Херварт сообщил своему американскому коллеге Чар­льзу Болену полное содержание протокола «тайной сделки Сталина и Гитлера». Немецкий оригинал текста документа был уничтожен в ходе  бом­бар­дировки Берлина в марте 1944 года, но его копия на микрофильме  сохра- нилась в доку­менталь­ном архиве МИД Герма­нии. Карл фон Лёш, служащий МИДа, передал эту копию британ­ско­му подполковнику Р.С.Томсону в мае 1945 года. Публично речь о секрет­ных бумагах впервые подняли на Нюрн­берг­ском процессе, где бывший статс-секретарь германского МИДа Эрнст фон Вайцзеккер рас­ска­зал о существовании Сек­рет­ного дополнительного про­токола. Об этой договорённости, как уже упоминалось, говорил Риббен­троп, а защитник Гесса Зайдль получил маши­нописную копию протокола и попытался огласить её, но суд отказал ему, так как он не захотел назвать источник получения документа.

Возникает законный вопрос: почему именно сейчас Запад перекладывает от­вет­ственность за Вторую мировую войну на Советский Союз, выстав­ляя его агрессором, а не освободителем? Дело в том, что легче всего сослаться на пакт о ненападении – «Договора о ненападении между Гер­ма­нией и Совет­ским Союзом», «О дружбе и грани­цах» и Секретного протокола к нему. Это выгодно сегодняшним политиканам Польши и Европы. Где же были руково­дители этих стран, когда развора­чива­лись процессы, о которых сегод-ня речь? Почему они тогда громко, во всеуслышание не заявили о своём протесте? Разумеется, легче всего сегодня кричать о тайной сделке на всех углах. Ду­маю, резолюция Европарламента является слабым отголоском на события тех лет и малоубедительным ответом на них. Всё это делается для того, чтобы как-то оправдаться перед нынеш­ним поколением как поляков, так и заинте­ре­сованных европейцев, у которых благодаря удачному разви­тию послевоен­ных лет выросли имперские амбиции. От безысход­ности, стремясь избежать ответов на многочис­лен­ные вопросы моло­дого поколения европейцев, та­мош­ние парламенты, политики, учёные и муссируют версию о тайной сделке Сталина и Гитлера.

В последнее время, активным сторонником теории «заговора СССР и на­цист­ского режима» является Польша. Возникает вопрос, почему именно эта страна так рьяно рвется в этом вопросе. Отмечу, лишь то, что теорией заго­вора сказано как-то слишком громко. Хотя для поляков это действительно кажется заговором мирового масштаба. Поляки любят твердить, что Второй мировой вой­ны не случилось бы, если бы не советско-германский союз, если бы не пакт Риббен­тро­па и Молотова, если бы не договорённость Гитлера и Сталина. Следует учесть, что Польша была достаточно лако­мым кусочком для обеих противо­борс­твую­щих сторон, того времени. С этой пози­ции, не по­вез­ло полякам. Польские историки называют вторжение советской армии в сентябре 1939 года на территорию Польши агрессией, а отъём терри­торий и включение их в состав СССР – аннексией. При этом поляки не сильно кри­чать, о поступках фашистской Германии по отношению Польши. Более того они, специально замалчивают тот факт, что вопрос о границах Польши был решёно не в конце 1930-х годов, а только в августе 1945-го.

Вообще надо иметь в ввиду, что польские историки по-другому рассматри­вают ряд событий Вто­рой мировой войны. Например, для нас оборона Брест­ской крепости — это символ героизма, проявленный советскими солдатами и офицерами после вероломного нападения гитлеровской Германии на СССР. А для нынешних поляков – это всего лишь борьба двух оккупационных сил, тотали­тар­ных государств, за польский город Брест. Вот так, ни мно­го, ни мало. Не меньшие споры вызывают суждения польских историков о пакте Молотова-Риббентропа. При этом они часто умалчивают о позиции своей стра­ны на то время. Полагаю, нужно принимать во внимание тот факт, что Польша из-за своего географического положения оказа­лась в пере­де­ле мира перед второй мировой войной тем самым гордиевым узлом, без кото­рого ни одна из противо­стоя­щих сторон не могла решить своих планов. Ни фашистская Гер­мания, ни Советский Союз не могли обойти эту страну. В этом смысле полякам не повезло. Она, как говорится, была обречена. И в то же время ни у кого нет права сбрасывать со счетов, что именно Советский Союз ценою жизней почти полумиллиона своих солдат освободил Польшу, а не фашистская Германия. И вот вместо благодарности, что вытворяют они, поляки. Кстати, перед самым началом Великой Отечественной войны из пригра­нич­ных районов СССР в Среднюю Азию, включая Кыргызстан, было депор­ти­ровано много поляков. Например, к нам в Ошскую область Кыргыз­ской ССР прибыло более 25 тыс. поляков. Здесь в Оше создали Союз поль­ских патриотов из числа тех, которые жили в городе и пригороде. Советская власть и ошане создали для них все возможные в те годы условия. В Оше функционировали три школы с польским языком обу­чения.[3]  А таких школ по всей Средней Азии имелось много. Жаль, что поля­ки забывают то доброе, что есть в истории наших народов, а больше напирают на «заговор» против них.

Вообще, полагаю, что необходимо очень осторожно относиться к дискус­сии о роли Польши во Второй мировой войне, в которой поляки обвиняют СССР в том, что он являлся «пособником нацист­ской Германии». Мы имеем дело с той самой пропагандистской идеологией, с помощью которой хотят представить себя невинными жертвами,  как нацистов, так и в равной степе­ни коммунистов, а также спасителями евреев от массового уничтожения. Хоть и прошло много времени, не следует забывать выражение Уинстона Чер­чил­ля,  который ещё тогда открыто оценивал союзную Бри­тании Польшу как «гиену Европы». Вот такой ответ, самый раз нынешним новоиспечён­ным крикунам Польши, которые хотят пересмотреть Вторую мировую войну в свою пользу, пересмотреть роль и место Польши в ней.  То есть ставиться цель утвердить польское видение собы­тий тех лет как базовое для сегодняш­ней Европы. А это видение не совсем соответствует исторической истине.

В нынешних условиях, от безысходности, от избежание ответов на много­чис­­лен­ные вопросы молодого поколения европейцев, тамошние парламенты, политики, учёные специально муссируют версию о тайной сделке  Сталина и Гитлера. Хотя не вооружённым взглядом, далеко до их резолюции было вид­но, что не только матуш­ку Европу, но и другие регионы мира было разделено между мощными империями того времени Советским Союзом и фа­шистской Германией. Просто мы этот факт не сильно афишировали и не принимал по­доб­ных резолюций, официальных докумен­тов. Вот примерно  так можно отра­зить ваш исторический натиск.

Не отстает от Польши и Болгария. В недавнем прошлом, МИД Болга­рии называл «утверждения, что война Красной армии против гитлеровцев привела к освобождению Европы». То есть Литве и Польше подпевают и ос­таль­ные восточноевропейские страны, подобно Болгарии. В связи с этим возникает естественный вопрос кто на самом деле спас восточноевропейские страны от фашистской оккупации? Тут нам необходимо четко определиться, если смотреть с высоты сегод­няш­него дня, то Бол­га­рия самая неблагодарная страна, по отношению импер­ской Рос­сиии её правопреем­нице Советскому Союзу. Именно Россий­ская империя в своё время освободила Болгарию от Ос­ман­ской империи турков. В годы Второй миро­вой войны СССР освобо­дила от фашисткой Германии. И вместо того, чтобы быть благодарным, они пы­тается пересмотреть ход исторических событий, разу­меется, в свою пользу, исходя из сегодняшних ситуа­ций в Европе. А теперь отметим, что за страна была Болгария перед второй мировой войною. Во второй половине 30-х годов, тогда когда фашист­ская Германия стремительно развивала свою воен­но-промышленную мощь, с далеко идущими планами, Болгария склони­лась к союзу с Третьим рейхом. Развивалось их экономическое и военное сотрудни­чество, а с  началом Второй мировой войны Болгария стала союзни­ком Гит­ле­ра и Третьего рейха. В знак благодарности, немцы заставили Румынию вер­нуть болгарам Южную Добруд­жу. В 1941 г. присоединилась к Тройствен­ному пакту – союзу Герма­нии, Италии и Японии.

Болгария, в отличие от оккупированных немцами и активно боровшихся за своё освобож­дение Чехословакии, Югославии и даже Польши, не была захва­че­на нацистской Германией. Она добровольно вошла в союз с Гитлером  за малую долю от террито­рии Румынии, Греции и Югославии. Тем самым, пре­дала интересы близких соседей. Болгария во второй мировой войне стара­лась, в боевых действиях не участвовать, да немцы не требовали этого. Тер­ри­тория Бол­гарии нужна была им как выгодный, удоб­ный военный плацдарм и  исполь­зо­валась немцами для вторжения в Югосла­вию. Как союзница Гер­ма­­нии Бол­гар­ские войска заняли Западную Фракию, Македо­нию и Западные территории. В декабре 1941 г. София объявила войну США и Англии, но до конца войны ста­ралась сохранить мир с СССР. При этом, Болгария позволила немцам ис­поль­зовать всю транспортную инфраструктуру Болгарии – аэро­пор­ты, морские порты, железные и шоссейные дороги, для продвижения на восток. Не очень блестящие войска Болгарии использовались Германией для окку­па­ции терри­торий Югославии и Греции. Таким образом, эта была стра­на, которая с самого начало была союзницей фашисткой Германии. Следова­тельно, откуда им быть довольными с вторжением и освобождением Совет­ского Союза от фашистов Германии. Правда, справедливости ради надо отме­тить, что Болгария хоть и во всём угождала и помогала, Гитлеру, офи­циально не находилась в состоянии войны с Со­вет­ским Союзом. 8 и 9 сен­тября 1944 года советские войска про­вели Болгарскую военную операцию. Тогда к власти пришло новое демокра­ти­­ческое правительство, объявившее о прекращении связей с нацистской Герма­нией.

Посмотрите превратности судьбы, относительно Болгарии. Болгары как то очень быстро стали союзниками третьего Рейха до начало второй мировой войны, а после разгрома фашизма также быстро стали, якобы нейтральной, 16-й союзной респуб­ли­кой Союза ССР, как ранее утверждали многие истори­ки и политики. Это к тому, какая она была страной беспринципной и продаж­ной, что ли. Следовательно, пола­гаю нельзя говорить о том, что Болгария ста­ла жертвой советов, наоборот Советский Союз спас эту страну.

Это ныне болгары во все услышания горлопанить о “сомнительном истори­чес­ком тезисе” освобождение Советским Союзом Европы, в том числе Бол­гарию от гитлеровской Германии. И что Советская армия принесла народам Центральной и Восточной Европы полувековые репрессии, деформированное экономическое раз­витие, заявляют вполне официальные лица. Так же как и Польша, что было-бы если Советский союз ценою мил­лио­нов жизней не освободила Болгарию. Это не истори­ческий тезис сомни­телен, а сама Бол­га­рия сомнительна, что до сих пор не сможет определиться с кем быть, в сегод­няш­ней Европейско-Россий­ской действи­тельности.

Полагаю, не совсем уместны были утверждения официальных лиц, в дни празд­нования 75-летия освобождения Восточной Европы и освобождения Болгарии от нацизма. Тогда официальная София  заявила о том, что в ре­зуль­­­тате произошед­ше­го 75 лет назад Болгария не освобождалась, наоборот попала в зону влияния СССР. События тех дней привело ко многим годам “правления тоталитарного режима, основанного на большевистско-ленин­ской версии ком­му­нистической идеологии”. Напрашивается вопрос, если они такие вольнолю­бивые, независимые, то почему они сами в теченииэтих долгих лет не сбросили тот самый тоталитарный режим. Опять же освобож­де­ние пришло от Советского Союза, на волне демократических преобразо­ва­ний в конце 80-х годов и рас­падом СССР. Тут Болгары опять должны быть благодарны, распавшемуся Союзу ССР.

Разумеется, по поводу сомнительности освобождение Болгарии, сразу стали подпе­вать им и Польша, и Прибалтийские республики – Латвия, Литва, Эстония.  По­сколь­ку мы с вами были воспитаны в лучших традициях Союза ССР, и ныне гово­рим о малоизвестных фактах тех лет, я остановлюсь лишь на некоторые мало­известные факты истории. Вообще нам следуют не зацик­ли­ваться исклю­чи­тельно на советско-германском пакте перед началом вто­рой мировой войны. Фиксация внимания только на этом, не даёт нам полной картины того, что происходило тогда. Отметим, что Балтийские страны были не только объектами воздействия, но и субъектами взаимодействия на меж­ду­народной арене того времени. Мало кто из нынешних читателей, кроме специалистов западников, знает, что Риббентроп, преж­де чем заключить пакт о ненападении с Союзом ССР, подписал такой же пакт с Эсто­нией и Латвией.  Точнее это  пакт Сельтера-Риббентропа, пакт Мутерса-Риб­бен­тропа, которые были заключены в Берлине, соответственно 22 марта и   7 июня 1939 года. Эти пакты, тоже  содержались в  секрете. Согласно этим пактам формальный нейтралитет Эстонии и Латвии на самом деле был развернут против СССР и они готовы были взаимодей­ство­­вать в этом направлении. Это говорит о том, что перед войною балтий­ские страны и СССР стали мнимыми союзниками, однако были попытки с их стороны, играть на германской шахматной доске. Некоторые исторические документы свиде­тельствуют, о том, что определён­ная иерархия отношения к балтийским народам у гитлеровцев была ещё в 1938 году. Так, на первом месте стояли эстонцы, на втором – латыши, на третьем – литовцы. Фашист­ская Германия считала,  что эстонцы и ла­ты­ши хорошие солдаты. Эстонских офицеров ценили больше, чем латвий­ских. Ли­тов­цы же воспринимались как полу славяне. Разумеется, не следует забывать и тот факт, что  фашистская Германия рассматривала Балтийские страны и как военно-стратегическая база, и важный плацдарм, для полного овладения Балтийским морем.  Кстати, еще, раньше, 30 сентября 1938 года была под­пи­­са­на Англо-Гер­манская декларация Чембер­лена и Гитлера, чуть позже, 6 декабря 1938 года была подписана Франко-Германская декларация в Па­риже министрами инос­транных дел Франции и Германии Боне и Риб­бен­тро­пом.[4] Все это под­твер­ждает слова В.В.Путина  о том, что так на­зы­вае­мый «пакт Молотова-Риббен­тропа» не был единственным докумен­том, под­писанным какой-либо из евро­пейских стран с нацистской Германией.

К сожалению, забывая многие факты прошлого, ныне многие не только историки, но и официальные лицы государств Восточной Европы и Балтики, пытается пере­ина­чить исторических событий тех лет. Пример тому, эстон­ский лидер Крести Каль­ю­лайд которая заявила, что Вторая мировая война закон­чилась для респуб­лики 25 лет назад, когда “последние вагоны с техни-кой оккупационных советских войск” покинули страну. Интересно было дру-гое, как она могла продлится так долго для Эстонии, как они гово­рят, если Вторая миро­вая война для неё и не начиналась. История не знает ни одного крупного сражения Второй мировой войны, в котором участвовала национальная армия Эстонской Республики, за свою независимость и свобо­ду, хотя они были на особом месте немецкого горизонта.

Некоторые историки и политики считает, что есть и доля вины СССР в том, что сейчас Запад переворачивает правду о войне с ног на голову и ставит  Советский Союз, как выразился Владимир Путин, «фактически на одну дос­ку»  с нацистскими агрессорами. Зачем, к примеру, понадобилось долгие годы отрицать существование секретного дополнитель­ного протокола к пак­ту Молотова – Риббентропа? Тогда как Госдеп США опубликовал его ещё в 1948 году в сборнике архивных документов «Нацистско-советские отно­шения. 1939-1941 гг.».[5]  Советский Союз же признал существование этого

документа только в 1989 году на Съезде народных депутатов СССР. Что можно сказать по этому поводу?  Разумеется, определённая доля вины СССР есть, но думаю не так, как В.В.Путин или некоторые историки, политики изволили выразиться «фактически на одну доску» с фашистской Германией. Мо­­жет быть, это сказано исходя из политических амбиций европей­ских стран. Вооб­ще подобные высказывания, «поправки» в историю, мусси­руются с недавних пор, точнее с 2009 года, с принятием той самой пресловутой  резолюции Евро­пейского парламента. Мало кто знает, что с тех времен 23 августа в Европе стали отмечать как день памяти жертв сталинизма и нацизма. За­меть­те, сталинизм назван пер­вым, а затем нацизм, это уже го-ворит о чем то странном. Они пытаются доказать, что целю данной даты является сохране­ние памяти жертв массовых депортаций и уничтожений людей тотали­тар­ны­ми режимами, а также продвижение демократи­чес­ких ценностей для укреп­ле­ния мира и стабильности в Европе. А дата – день памя­ти жертв стали­низма и нацизма, где логика, причем здесь сталинизм и нацизм. Чуть позже, в 2010 году тогдашний президент Европейского парла-мента Ежи Бузек назвал дого­вор Молотова-Риббентропа «сговором двух наихудших форм тотали­та­ризма в истории человечества». Вот так не много, не мало.

Теперь, к тезису о том, что ныне Запад переворачивает правду о войне с ног на голову. Поймите это их наипервейшая, архиважная задача. Они же дол­жны ска­зать, что-то такое своему молодому поколению европейцев, по про­шес­твии стольких лет. Мы же, в свою очередь, исходим из историко-поли­ти­ческой реаль­­нос­ти тех лет. А реальность такова. С одной стороны, резко и пос­тепенно устойчиво разви­ваю­щийся единственная страна социализма, в лице СССР. Советский Союз, вопреки утверждениям нынешних европейских политиканов, не был заинтересован во Второй мировой войне. С другой сто­ро­ны, всего за 6 лет (1933-39 гг.) резко разви­вающий, особенно военной мощи, как полагали сами немцы, обделённый территориями, после первой мировой войны, сильное желание установить во всем мире господство арий­цев, в лице нацистской Германии. Столкновение между этими двумя держа­ва­ми считалось неизбежным, рано или поздно столкнулись бы. Вопрос был во времени, Сталин глубоко верил пакту и не торопился к войне, хотя ему доло­жили до точности часа начало войны. Он не верил своей разведке, глу­боко верил Гитлеру. Кстати, бытует мнение, что 19 апреля 1941 года Сталин лично поздравлял Гитлера с  днём рож­дения. В свою очередь, Гитлер ковар­но поступил, разработав план молниенос­ной войны, торопился к началу войны   с СССР. Вот так, господа хорошие.

Теперь еще раз вернемся, к секретности дополнительного протокола. Секрет­ный протокол, определивший события последующих лет, для всего мира оста­вался тай­ным для нас, для миллионов людей мира, предметом пред­по­ложений и слухов вплоть до Нюрнбергского трибунала (1945-1946 гг.). Именно на этом про­цессе Риб­бентроп и ближайший соратник Гитлера Ру­дольф Гесс впервые, публично под­твер­дили заклю­чение договорённостей с СССР, о секретном переделе зон влияния в Вос­точной Евро­пе. Относи­тель­но, секретности у нас, то ввыше уже ска­зал, что с самого начало Сталин заяв­лял, что «о дополнительном соглашении, ничего, нигде публико­вать не бу-дем». Он много раз подчеркнул, что это «сугубо секретное соглашение никем и никогда не должно быть разгла­шено». И верил этому. Раз такую ус­та­новку дал глава Коммунисти­чес­кой партии и Советского Союза, то она восприни­малась как закон, и до начало 90-х держался в строгом секрете для совет­ских людей. Ещё раз отмечу, что полный текст секретного протокола, уже 24 авгус­та было известно на западе и в Америке. Зна­чить, Сталин очень верил на секрет­ность документа, наверно он предполагал, что Секретном протоколе будет знать он сам, Молотов, Гитлер и Риббентроп, может быть ещё пара переводчиков т.е. считанные люди. К сожа­лению, этот сугубо се­крет­ный протокол, уже на следующий день стал известен вражеском лагере. Мне интересен другой факт, как такая сильная разведка СССР, которая до точности начало войны донесла Сталину, не смогла донести о том, что секретный протокол уже на следующий день стал известным на Западе. Было налицо фактическая, явная утечка была на самом верху, ближай­шем окруже­нии самого Сталина. Я много читал материалы, связанные с этим, но нигде не нашёл его реакцию, на то, что секретный прото­кол стал известным на за­па­де. Я даже допускаю, мысль что он так и до конца жизни не узнал об этом факте. Видимо все те, кто знал об этом лично очень боялись за свою жизнь, и сделали так, чтобы Сталин не узнал. Знай, он об этом, всех бы очистил, в пря­мом смысле слова. Тут важно следующее, либо утечка произошла дей­стви­­тельно со стороны высших кругов Германии, либо утечку допустил очень глубо­ко засекреченный, советский высокопоставленный чиновник, что мало­вероятно.

И еще, необходимо отметить, что в Советском Союзе секретный протокол, стал пуб­­­личным документом, на волне перестройки и гласности, в 1989 году, на засе­да­нии II Съезд народных депутатов СССР. Именно тогда публично было осуждено факт подписания дополнительного, секретного протокола к пакту Молотова-Риб­бен­тропа и других секретных договорённостей с Гер­ма­нией.[6] Все договора, протоколы, имеющие гриф секретности были призна­ны «юридически несостоятельными и не­действительными с момента их под­пи­сания». Как видим, это произошла через 50 лет, после подписания. Это  тоже одно из проблем темы войны.

В прошлый год, год 75 летия Великой Победы, в России был объявлен Го-дом памяти и славы. Поставлена широкомасштаб­ная за­да­ча восстановить, задоку­ментировать и архивировать всю правду о зверствах фашистской армии и её пособников на оккупирован­ных территориях СССР. Это делается, как говорится в ма­те­риалах российского оргкомитета «Победа», для предот­вра­щения фальсификации истории о Великой Отечественной войне. Однако, по мнению ряда историков, Россия опоздала с этим как минимум на 50 лет.  Отмечу, что я не совсем согласен с такими утверждениями. И вот почему? Сама юбилейная дата, роль и место России во Второй и Великой Отечес­тенной вой­не вынудила Россию объявить прошлый год – Годом памяти и сла­вы. Известно, что В России был создан организационный комитет «Победа», основной задачей которого являлся подготовка к празднованию и проведение  75‑й годовщины Победы в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов и работа по увековечению памяти погибших в годы войны. Согласно Указу Президента России от 9 мая 2018 г. № 211 «О подготовке и проведении празд­­нования 75-й годовщины Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» разработан ряд мер по обеспечению празднования 75-й годовщи­ны Победы. К слову сказать, тогдашний Прези­дент Кыргызской Республики С.Жээнбеков в марте 2020 года, также под­писал Указ о подготовке и про­ведении празднования 75-летия Победы в Вели­кой Отечественной войне 1941–1945 годов. Где были намечены широкая про­грам­ма действий. К сожа­лению, осущес­тв­лению в жизнь многих намеченных мероприятий поме­ша­ла пандемия коро­навируса.

Необходимо подчеркнуть, что в изу­чении истории, отдельных неизучен­ных или малоизученных проблем войны истори­ками как СССР, так и России проделаны огромная работа. Я не думаю, что рос­сийские историки опоздали на 50 лет, это не совсем так. Раскры­тие малоизвест­ных фактов началось сразу после Победы. А потом необходимо иметь в виду, что есть у многих доку­ментов гриф секретности, на 50,70,100 лет. Разумеется, есть вопросы, кото­рые сфальси­фи­ци­ро­ваны или сделали, вид что «забыты». Отсюда и подобные ложные представление. Например, до сих пор нет точного количес­тва потери СССР во время Второй и Великой Отечес­твенной войне. Нет единого мнения о потерях СССР до начало Великой Отечес­твенной войны, пос­ле завершения войны с немцами, при уничтожении япон­ской армии. Остаются все ещё не до конца уточнённым, сколько мы потеряли в войне с милитаристской Япо­нией. Вообще о потерях я подготовлю вам спе­циаль­ный материал. Скажу лишь то, что в разное время официальными влас­тями выдавались разные циф­ры, фактически сфальсифицированные, не верные.  Сперва на Пражском кон­­ферен­ции говорили об общем 7 миллионном потери СССР.[7] Именно эту цифру И.В. Сталин озвучил в марте 1946 г. в газете «Правда»: «В результате немецкого вторжения Советский Союз безвозвратно потерял в боях с нем­ца­ми, а также благодаря немецкой оккупации и угону советских людей на немец­кую каторгу около семи миллионов человек».[8] Затем стал говорить 15 млн.[9] В наше время 60-90 годы широко пропаган­дировалась, и устойчиво назывались о 20 млн. Известно, что 5 ноября 1961 г. Н.С. Хрущёв в письме шведскому премьер-министру Т. Эрландеру отметил, что прошед­шая война «унесла два десятка миллионов жизней советских людей». [10] 9 мая 1965 г., в день 20-летия Победы, Л.И. Брежнев в своей речи сказал, что страна потеря­ла «свыше 20 миллионов человек». [11] Во временаГорбачева и Ельцина стали гово­рить о более 27 млн., [12] а с 2019 года в России муссируются цифра более 42 млн.[13] И это не по­след­няя цифра потерях, не удивлюсь, если вскоре или в будущем поя­вятся новые цифры о потерях СССР. Среди тех же российских учёных называются куда большее цифры о потерях СССР. К сожа­ле­нию, до сих пор нет, точного сведе­ния о националь­ном составе наших по­терь. Как нет, точного сведения о дезертирах войны, о военнопленных, о националь­ных ле­гио­нах в стане гит­лер­ов­цев.

Остаётся не полностью изученной пробле­ма принудительной де­пор­тации многих народов Союза ССР.  В годы войны только в Ошскую об­ласть, в ап­реле 1944 г.  всего прибыло в 13 эшелонах 8016 семьей в коли­чес­тве 35.078 человек, из них  7749 мужчин, 9909 жен­щин, 17420 детей до 17 лет. Нацио­наль­ный состав спецпереселенцев – чечен­цы, ин­гуши, калмыки, карачаевцы, аварцы, кабардинцы, лезгины, дагестан­цы, зар­ди­ны, кумыкы, тав­­лины и др. На территорию Оша и всего Кыргыз­ста­на с ав­гус­­та того же го­да стали депортиро­вать и месхетинских турков, кур­дов, хем­ши­лов и час­тично крым­ских татар. Депортация ряда народов во время Великой Отечес­твен­ной войны рассматривалась советским государством как превентив­ная мера – относительно немцев Поволжья, курдов, турок, греков,  и др., как мера карательная – относительно чеченцев, ингушей, балкарцев, карачаевцев, крым­ских татар, и как мера военно-стратегического характера, имевшая целью созда­ние более «надежного» слоя пограничного населения. Об этом широ­ко рас­сказывал в своё время, в своей статье «Депортированные народы Кыр­гызстан».[14] Я, в по­следние 15 лет вплотную изучаю материалы о Великой Оте­чественной войне, но точно знаю, что до сих пор нет точного сведения о бойцах военно-трудового фронта, не только Кыргызстана, но и по всему Союзу. Вся беда в том, что их вызывали с по­весткой в местные воен­ко­маты, с известием об отправке на войну, а на самом деле они не попали на фронта, а трудились по 16-18 часов на заводах Урала, Сибири, Севера или Казах­­ста­на.

И еще одна проб­лема, не для кого не секрет, что в годы войны широко ис­поль­зовалась детский труд, не до конца изучена дети войны, не говоря о жен­щинах. Помните фильм «Сволочи» о детях десантниках,  забро­шен­ных в тыл врага. Сколько шума было, а ведь доля правды есть там. Вот ныне и не толь­ко сейчас, требуются всесто­ронне изучить, восстанавливать, задокументиро­вать и архи­вировать всю правду о войне, какая бы там ни была истина. Мы должны и обяза­ны изучить до конца все проблемы войны, устано­вить истину по каждому вопросу и не допус­тить фальсифи­кации истории отдельных воп­росов, проблем, малоизученных тем Второй мировой и Великой Отечес­твен­ной войны. В последнее время, мне еще одна проблема волнует, обычно мы привыкли говорить, что за годы войны каждый четвертый кыргызстанец выз­вался идти воевать. Всего в Великой Отечественной войне при­няли участие 362 тыс. 200 кыргызстанцев, в том числе 1395 женщин. Многие из них герои­чески погибли на полях битвы, многие пропали без вести, а многие верну­лись на Ро­ди­ну. Однако, героями были все, невзирая на возраст и пол. Не­боль­шой пример, только из самого отдалённого, нашего Советского – ныне Кара-Кульджинского района на войну отправились 4.650 воинов, из них  2.315 погибли, пропали безвести на войне. С фронтов войны живыми вер­нулись 2.345, почти половина из них были раненные, ставшие на всю жизнь инвалидами.

Другая  проблема, мы до сих пор не можем точно определить, сколько из вышеуказанных призванных на войну, сколько человек призван с 1939 г. по 22 июня 1941 г., и после 9 мая 1945 года, для военных действий на востоке, с мили­таристской Японией. Очень многие наши соотечес­твен­ники до сих пор думает или знает, что их предок пропал без вести. Послед­них довольно мно­го, до сих пор не уточнено. Никто точно не могут сказать, сколько человек призванных из Кыргызстана погибли на фронтах, с установле­нием точного факта его смерти. Сколько человек вернулись с ранениями, а сколько пропа­ли без вести? Мало кто знает, сколько человек попал в плен нем­цам, и воева­ли против нас же в составе национальных легионов, например, в Туркестан­ском легионе. Вот, что нам надо до конца выявлять.

В последние годы имеют место не очень красивые картины в ряде евро-пейских странах. В Польше, Чехии, Венгрии, Австрии, Украине, прибал­тий­ских странах сносят памятники, возведённые в честь Великой Победы, совер-шают акты надругательства и вандализма над захоронениями совет­ских вои-нов. Более того, в вышеупомянутой резолюции Европарламента такие дей-ствия признаны необходимыми. Полагаю, что совершавшие акты надруга­тель­ства и вандализма над захо­ро­не­ниями советских воинов, снос памятни­ков, возведённые в честь героев Великой Победы в странах восточной Евро­пы и Прибалтики не правильно. Счи­таю, что это уродства воспитании моло­до­го поколения европейцев и прибал­тов. Не только молодое поколение, но и старшее поколение этих стран забыли, что именно они, над кем над­ругались, ценою собственной жизни спасли их народ от фашизма. Не дально­видные руководители на местах, дают молчаливое согласие на их действия. Думаю, они забыли свою недавнюю историю. Очень жаль, что со сносом памятников, различ­ными актами вандализма и надругатель­ства, они же не могут отрезать из истории своей страны ту отрезок, которое было после войны, до недавнего времени.

И еще одна проблема, государством-продолжателем СССР юридически является Российская Федерация, но правопреемницей Победы в Великой Отечественной войне – все республики СНГ. Создаются впечатление, что именно российские историки должны восстанавливать всю правду о войне и истинном лице нацизма. А историки стран СНГ остаются в стороне от этой работы, это не совсем верная позиция. Правопреемницей Победы в Великой Отечественной войне, после распада СССР стали все республики СНГ. Есть ряд историков СНГ,  которые зани­маются темой войны не хуже, чем россий­ские историки. Аакцент на россий­ских исто­ри­коввосстанавливать всю прав­ду о войне и истинном лице нацизма, фашисткой Германии, связано с тем, что именно Россия внесла весомый вклад в Победе на войне, именно Россия больше всех потеряла и пострадало в годы Второй мировой и Великой Оте­чес­твенной войне, и именно Россия больше других ответ­ственна за это. От­сю­да и первенство российских историков. Я бы не сказал, что историки рес­пуб­лик СНГ остаются в стороне, просто они не выходить на боль­шое прос­тран­ство СМИ Росии и СНГ,  особо не афишируют  свои исследования. Вот я тоже, много лет изучаю темы войны, однако публикуюсь только в Кыр­гыз­стане, и таких как я много. Тут ряд причин, наиболее важные финансовые  воп­росы. Много приглашений для выступлений на различных международ­ных конференциях, форумах и публиковаться в различных журналах, сбор­ни­ках, в той же России. Во всех случах есть небольшая графа, проезд и публи­кации за счет авторов, что затрудняют наше действия, отсюда и тот факт, что о наших исследованиях мало знают зарубежом. Отсюда и ложное представ­ле­ние, что мы как то остались на стороне. Иногда отдельные историки ны­неш­них республик СНГ, делают весьма заметные успехи в изучении истории, отдельных проблем войны, по сравнению с российскими историками. Следо­ва­тельно, определенная, веьсма заметная работа со стороны историков СНГ идет. Необходимо иметь вв иду, еще одно, мы как то привыкли обратится к теме войны или по случаю оче­редной годовщины Победы или какого то крупного масштаба операции. В другие времена затишье, этот фак тоже не можем исключить.

Теперь, по поводу того, как относится сегодняшняя молодёжь к памяти о Вели­кой Отечествен­ной войне? Скажу честно, нынешняя молодежь не такая, ка­кая была в годы нашей молодости. В отличие от нас они выросли на пере­путье, в отстуствии единой национальной и государственной идеологии, на волне необузданной демокра­тии. Детям которые родились в 1990-91-м году уже  30-31 год. Это возраст когда, чело­век уже вполне могут ориетироваться и определить свои взгляды. Не только молодежь нашей республики, но повсей СНГ, это поколение нового времени, совре­мен­ного мира. Меня ра­дует, несмотря ни на что, наша молодежь помнить, и Вторую мировую и Вели­­кую Отечественную войну. Радует их уважительное отношение к вете­ра­нам, и то как они, в последние годы, шагает в ногу со стар­шими в “Бес­смерт­ном полку”. Очень радуют и то как наши молодые мигранты с уваже­нием отностися к памят­никам героев Великой Отечественной войне в той же России, Беларуссии, Украины и в других странах. Скажу честно, на мой взгляд,  отно­шение молодёжи к Великой Отечествен­ной Войне, есть и всегда будет оста­ваться весьма актуальной темой, у каждого времени и поколения.

Заключение

С каждым годом события Вто­рой миро­вой и Великой Отечественной вой­ны отдаляются от нас, новое поколение молодежи не забы­вает об этом, и это хорошо. Полагаю, для нас и нашей молодежи должно быть важно итоги Второй мировой и Великой Отечественной войны, и последую­щий миро­порядок. И обо всем этом мы и молодое поколение должныне только пом­нить, но и обязаны знать. Это означает, что в действии историчес­кая память наших народов. Иначе говоря, соот­но­шение реального прошло­го и его сохра­не­ние в адекватном понимании моло­дёжью настоящего времени про­дол­жается. К сожалению, в нынешних условиях, призыв Европарламента с резо­лю­цией об осуждении пакта Молотова – Риббентропа и признании его при­чи­ной начала Второй мировой войны, находят отклик и в части российской общественности и историков либерального толка. Сторонники резолюции Европарламента поддерживают их обвинения в адрес СССР. Более того они выдвигает обвинения в адрес СССР в том, что он наряду с нацистской Гер­манией Советский Союз несет ответственность за развязывание Второй ми­ро­вой войны, предпринимает попытки извратить итоги и Второй мировой войны, и Победы в Великой Отечественной войны.

Необходимо отметить, что в последние годы, в США и странах Евросоюза проводится целенаправленная политика по искажению истории, фактов Второй мировой и Великой Отечественной  войны, с главной целью лишить Россию как правопреемника СССР, статуса державы-победительницы. Пола­гаем, что со стороны вышеуказанных государств, это не правильная, не вер­ная политика.

Мы старшее, нынешнее и будущее поколение не должны допустить иска­же­нии военно-политических, исторических фактов Второй мировой и Вели­кой Отечественной войны. Полагаем, все вышеизложенное делает поднятые проблемы весьма актуаль­ным в сегодняшней действительности, когда идет постоянная попытка, со стороны западных политиков, истриков и прочих любителей,   фальсифицировать историю и итоги Второй мировой и Вели­кой Отечечственной войны.

Абытов Б.К. доктор исторических наук, профессор, член-корреспондент РАЕ, Кыргызская Республика

 Список использованных литератур:

  1. URL: https://www.yaplakal.com /forum1/topic2008482.html
  2. Секретный протокол к пакту Молотова-Риббентропа: почему сенса-ции не случилось// https: //www. dw.com/ru/a-49022161
  3. Абытов Б.К. Огненные 40-е: поляки в Кыр­­гыз­стане//Газета ”Согласие” 9 декабря 1995 г.; Его же. Де­портированные народы Кыр­­гызстана// Ренес­санс или регресс. –Биш­кек, 1996;Абы­тов Б.К. По­ля­ки спецпересе­ленцы Кыр­­гызстана (на русском и польском языке)// Журнал «Цен­тральная Азия: проблемы ис­тории и современности». –Пултуск (Поль­ша). 2-4(11-13), 2007. –С. 93-102
  4. Пакты с Гитлером заключали все страны Европы! Путин предъявил документы// ИА REGNUM/ https://regnum. ru/news/polit/2813838.html.
  5. Камынин В.Д. Историческая наука России в преддверии 75 летия Побе­ды в Великой Отечес­твен­ной войне//История и современное мировоз­зре­ние. Т. 2, № 1, 2020. –С.40,47.
  6. Второй съезд народных депутатов СССР 12-24 декабря 1989 г. Стено­гра­фический отчет.  -Т. 4. -М., 1990. –С.256-279, 378-381; Постановление съезда народных депутатов СССР «О политической и правовой оценке совет­ско-германского договора о ненападении 23 августа 1939 года». – Там же, с. 612-614;Новая и новейшая история, 1993, №1, с. 83-95.
  7. Большевик. 1946. № 5. С. 3.
  8. Правда. 1946. 14 марта.
  9. Волкогонов Д.А. Триумф и трагедия. М., 1990. Кн. 2. С. 418.
  10. Международная жизнь. 1961. № 12. С. 8.
  11. Политическое самообразование. 1988. № 17. С. 43.

Зайнидин Курманов, профессор: Как возникли современные центральноазиатские республики

После победы русской февральской революции 1917 г. туркестанская интеллигенция, разделенная на пантюркистов и панисламистов, предлагали два варианта деколонизации региона. Панисламисты создать республику, в которую вошли бы все мусульманские народы России от Кавказа до Сибири. Пантюркисты – создать автономию тюркских народов Туркестана. В Коканде в ноябре 1917 г. по горячим следам революции была провоглашена тюркская автономия, которая приветствовала Советскую власть. Ее власть распространялась на некоторые территории современного Казахстана, Узбекистана и Кыргызстана. Ее архитекторы, главным образом “джадиды” ( мусульманские либералы) и партия “Шуро-Исламия” (мусульманские консерваторы) видели республику в составе демократической России. Первый премьер казах Мустафа Чокаев считал, что полноценной независимости пока не может быть из-за отсутствия подготовленных кадров и других необходимых условий. Она получила наименование “Кокандской автономии” и просуществовала до марта 1918 г., но была разгромлена военной силой Советов из Ташкента, настроенных шовинистически. Это привело к возникновению политического движения как басмачество, последние отголоски которого были подавлены Советами лишь к 40-х гг. ХХ в. Другая Тюркская автономия “Алаш” была провозглашена в г. Семипалатинск и просуществовала с декабря 1917 г. до весны 1920 г. Она тоже мыслилась как республика в составе демократической федеративной России. На ее месте большевики создали в 1920 г. Киргизскую АССР со столицей в г.Оренбург, обманув алашевцев, что они тоже будут участвовать в строительстве казахской государственности. В Пишпеке существовал кыргызский филиал партии “Алаш”, который активно поддерживал идеи казахских алашевцев. Но после образования Казахской АССР, большевистское руководство республики стало выступать за присоединение кыргызских территорий путем их поглощения. На такое кыргызские алашевцы не согласились. Они были за равноправный союз всех народов Туркестана, а не за поглощение. В результате этого, в 1921 г. бывшие лидеры пишпекских алашевцев (партия была ликвидирована после подавления Беловодского восстания в 1918 г.) Абдыкерим Сыдыков и Ишеналы Арабаев выступили с инициативой образования Кара-Кыргызской Горной области. Ленин в то время предлагал разделить Туркестан на 3 республики: Киргизию, Узбекию и Тукмению. Под киргизами в то время русские понимали казахов. Этот проект по ряду причин не удался. Но советское руководство поручило более детально изучить этническую карту населения, в результате которого выявились еще 3 крупных этноса: кара-кыргызы, каракалпаки и таджики. С учетом этого и было проведено национально-государственное размежевание Средней Азии. Вместо Туркестанской АССР, Бухарской НСР и Хивинской НСР были образованы 5 республик и областей: Узбекская ССР, Туркменская ССР, Кара-Кыргызская АО в составе РСФСР, Каракалпакская АО в составе Казахской АССР и Таджикская АССР в составе Узбекской ССР. Таким образом, в образовании советской таджикской и каракалпакской государственности большую роль сыграли кыргызские политики, которые свовременно подняли вопрос о возрождении своей национальной государственности и тем самым подстегнули советскую власть лучше изучить этническую карту Средней Азии. Хочу также обратить внимание наших читателей на политическое многообразие среднеазиатских партий, хотя речь идет о событиях вековой давности. А в нашей республике, к нашему великому стыду, до сих пор нет ни одной настоящей политической партии. Учите историю!
Зайнидин Курманов, профессор’

Зайнидин Курманов, профессор: Историческая справка к пограничным спорам

В 1921 г. Абдыкерим Сыдыков и Ишеналы Арабаев выступили с инициативой образования Кара-Кыргызской Горной области. Ленин в то время предлагал разделить Туркестан на 3 республики: Киргизию, Узбекию и Тукмению. Под киргизами в то время русские понимали казахов. Этот проект по ряду причин не удался. Но советское руководство поручило более детально изучить этническую карту населения, в результате которого выявились еще 3 крупных этноса: кара-кыргызы, каракалпаки и таджики. С учетом этого и было проведено национально-государственное размежевание Средней Азии. Вместо Туркестанской АССР, Бухарской НСР и Хивинской НСР образованы 5 республик и областей: Узбекская ССР, Туркменская ССР, Кара-Кыргызская АО в составе РСФСР, Каракалпакская АО в составе Казахской АССР и Таджикская АССР в составе Узбекской ССР. Образование Казахской АССР произошло раньше всех в 1920 г., т.к. в результате национал но-освободительного движения в 1918-1920 гг здесь была провозглашена “Автономия Алаш”, которуюбольшевики окрестили буржуазно-националистическим проектом. Т.о., в образовании советской таджикской и каракалпакской государственности большую роль сыграли кыргызские политики, которые подняли вопрос о возрождении своей национадьной государственности. Учите историю!
Зайнидин Курманов, профессор.

Зайнидин Курманов, профессор: «Уроки истории о трагедии кыргызской усобицы»

В середине XIX века на политической арене Кыргызстана появился новый военный и политический лидер с огромными амбициями и харизмой — глава сарыбагышей Ормон. Был он очень умным, талантливым и благородным деятелем. Хотел стать ханом, хотя у него не было на это права по законам чингизхановской «Ясы», объединить всех кыргызов и возродить кыргызскую государственность, некогда утраченную в результате внутренних усобиц и разборок. Имею в виду Кыргызский каганат, созданный в долгой и жестокой войне с тюрками в IX веке.

Так, вот он собрал в Котмалды кыргызских вождей – манапов – на всеобщий курултай под предлогом защиты кыргызов от военной агрессии, как это бывало не раз, и объявил себя ханом.

К границам кыргызов приближалась армия казахского хана Кенесары, «степного Ганнибала». Но Ормон объявил войну Кокандскому ханству, подданными которого были все кыргызские племена, кроме бугинцев. Кокандом управлял другой великий кыргызский вождь, главный визирь Алымбек-датка, который рассматривал империю как кыргызское ханство, где господствовали кыргызы и кыпчаки.

На курултай собрались не все вожди кыргызов. А значит, и съезд прошел, как бы сейчас сказали, недостаточно легитимно. Кыргызские удельные вожди не хотели еще быть под кем-то.

И тогда Ормон, по устным преданиям, прибег к угрозам – эффективному оружию того времени. Его воины взяли под прицел всех делегатов курултая. Ормон сам сел на белый войлок и сам надел на свою голову Ак-Калпак. Все это должны были сделать племенные и родовые вожди как знак своего согласия. Но в большинстве своем они не хотели воевать с Кокандской империей, не были готовы к этому, ханство было очень сильным. И каждый вождь при этом думал, а почему ханом должен быть именно Ормон, а не он сам?

Впоследствии, когда Ормон был вынужден вести международные переговоры, он подписывался в дипломатических документах, как чон-манап (старший манап) сарыбагышей, не упоминал свой ханский титул, так как «узурпация власти» по законам кочевников, оказывается, каралась смертью.

Никакой великой битвы близ Токмака не было, археологи не нашли ни одного меча или наконечника стрелы, которые бы свидетельствовали, что там была большая сеча.

Русский император наградил Ормона и его воинов медалями, немного деньгами, казачьими званиями, и все. Обещанные ему земли Старшего жуза, которые могли стать хорошей базой для Кыргызского ханства, и поддержать в борьбе за кыргызский трон, он проигнорировал.

Императору не был нужен на границах русской империи еще один суверенный хан. Ормон понял, что его обманули.

В отчаянии он решил создать кыргызское ханство сам, применяя военную силу. Напал на племя бугу, которое было подданным Китайской империи, и потерпел поражение. Боромбай-батыр, вождь бугинцев, носивший титул Вана («князь», «правитель» по-китайски), хотел его отпустить как брата, взяв с него клятву больше не нападать на него, но в плену Ормон погиб.

Так, была ликвидирована еще одна попытка кыргызской аристократии воссоздать кыргызское государство. Кланы и клановая психология в который раз победили и помешали кыргызам реализовать свое право на государственность.

Поучительный урок. Два национальных лидера, две судьбы, боровшиеся за объединение своих народов и павшие в борьбе за эту идею.
Почти сто лет назад нам с великим трудом удалось возродить свою национальную государственность, но межклановая борьба продолжается, не вразумляя наших политиков, что такая политика – это путь к развалу нашего государства.

Накануне превращения Кыргызстана в колонию России, Ормон предложил правящей кыргызской элите свой выход из ситуации. Возродить сильное кыргызское государство, каким оно некогда было во времена Енисейского каганата. Но не был понят и услышан ими. А Кыргызстан стал последним колониальным приобретением Российской империи на Востоке.

Зайнидин Курманов, экс-спикер ЖК, доктор исторических наук, профессор.

Байболот Абытов, профессор: Несколько слов о Кокум бие

Мы историки, за годы независимости довольно подробно изучили исторические личности кыргызов, разных лет и эпох. Разумеется  исторические  личности кыргызов, выдающиеся государственные, политические деятели,  и есть достояние нашего народа. Это Барс-бег, Мухаммед кыргыз,  Кокум бий, Кубат-бий, Ажы-бий, Ормон хан, Алымбек-датка, Мусулманкул, Боромбай, Курманджан-датка, Алымкул аталык, Шабдан, Тайлак баатыр, Пулат-хан (Исхак Молдо Асан уулу), Абдылдабек, Абдрахман афтобачи и другие личности досоветского периода. В советское время, достоянием нашего народа стали, ряд государственных и партийных  деятелей: А.Сыдыков, Ж.Абдрахманов, А.Орозбеков, Б.Исакеев, К.Тыныстанов, Т.Кулатов, И.Раззаков, Т.Усубалиев, А.Масалиев и мн. др.     

Разумеется, этим не исчерпывается изучение исторических личностей нашего народа, а исследователям еще предстоит большая, кропотливая и трудная работа в этом направлении. Например, до сих пор остается малоизученным, историко-политический портрет Кокум бия

Известно, что в XVII веке, Кокум бия  сыграл значительную роль в укреплении международных отношений  кыргызов, особенно в отношении казахского и узбекского народа.  Кокум бий также сумел показать себя достаточно талантливым командующим войск и искусным предводителем обьединенных сил, в войне с жунгарами. Он также был мужественным и героическим воином, предводителем своего народа, в борьбе за его свободу и независимости с иноземными захватчиками. 

Поддерживая тесный военно-политический союз с казахами, он поддержал и оказал неоценимую помощь Эшим хану в воцарении на ханском троне казахов. В свою очередь, благодарный Эшим хан, правителя всех южных кыргызов Кокум бия, назначил также правителем Ташкента. В памяти народа до сих пор сохранились известия о нем как «Кокум бийдин коктомосу» – «Уложения Кокум бия» и «Кокум бийдин кок кумбозу», которая находятся в нынешнем Шайхантаурском районе в мазаре-кладбище Карлыгач города Ташкента. Первое связано с тем, что после назначения его благодарным Эшим ханом правителем Ташкента, по собственной инициативе и при поддержке Эшима, он переселил в район города Ташкента кыргызов и казахов, с тем, чтобы те жили в дружбе и согласии с местными узбеками и другими народами. Именно в то время им был разработан целый ряд уложений и положений по развитию социально-экономического положения, как города, так и его старых и новых жителей. Именно эти уложения, разработанные и внедренные новым правителем Кокум бийем, впоследствии получило свое достойное названия «Кокум бийдин коктомосу». Видимо, он каждый раз обновлял или добавлял новые положения, и каждый раз прикреплялся, подшивался  предыдушим положениям, отсюда и его чисто кыргызское, народное название «Кокум бийдин коктмосу», которое прижилось и у других народов Ташкента. 

Другая память о нем сохранена в виде «Кокум бийдин кок кумбозу» – “Синий кумбез Кокум бия”. Дело в том, что после его смерти, благодарный и отдавший дань уважения Кокум бию, правитель казахов Эшим хан в мазаре – кладбище Карлыгач, города Ташкента построил из жженного кирпича огромный кумбез. Эшим хан заботился о том, как-то был выделен его могила, приказал купол кумбеза сделать синим, цветом неба, отсюда и в народе он очень быстро получил названия «Кокум бийдин кок кумбозу» – “Синий кумбез Кокум бия”, который сохранился до наших дней. Вполне возможно, что подобных малоизученных личностей еще много.       

Теперь, представьте себе каково было, правителю огромной территории гор и долин южных кыргызов, быть в XVII веке правителем древнего и знаменитого города Ташкента. И не просто быть очередным правителем, а оставить глубокий след в политической, социально-экономической и культурной жизни Ташкента, выдающемуся сыну кыргызского народа того времени. Для этого необходима как минимум острого ума, дюжина таланта, политической прозорливости и дальновидности, умения править не только своим, но и другими народами другого государства. Это должно быть гордостью всего кыргызского народа. К сожалению, личность Кокум бия все еще остается малоизученной, о нем имеются краткие сведения в работе доктора исторических наук, профессора О.Ж. Осмонова (портрет Кокум бия взаимствована с его работы), также в последней энциклопедии Кыргызстана. 

Полагаем, что наши исследования в этом направлении не являются окончательными, они естественно могут быть продолжены. Ученые могут выявить новые  архивные документы и другие материалы не только о Кокум бие, но и о других исторических личностей кыргызов и Кыргызстана. 

Мы еще раз утверждаем, что самым главным достоянием нашего народа и  государства были, есть и остаются  выдающиеся личности, государственные и партийные  деятели, дипломаты и искусные полководцы, ученые и деятели культуры. Именно эти люди благодаря своим выдающимся личным качествам, острому и трезвому уму, твердой воле, целеустремленности, незаурядной способности руководить людьми, компетентности, собственному видению большой политики и попыткой, очень часто удачно, сумели осуществить в ней свои цели, замыслы. Они многое сделали как для всего кыргызского народа, так и для нашего государства. 

К сожалению, за годы Советской власти, исходя из идеологических соображений, фактически были забыты многие исторические личности. Кокум бий не стал исключением. И только в годы суверенитета, благодаря общественно-политическим изменениям, которые произошли после распада СССР и обретением Кыргызстаном независимости, ученые получили возможность вернуться к  проблеме изучения выдающихся личностей кыргызов. Мы благодаря этому добились многого и целая плеяда исторических личностей, выдающиеся государственные, политические деятели нашего народа получили свою достойную оценку и нашли свое место на историко-политической арене нашего народа и государства. Нашей задачей является реальное осмысление их жизнедеятельности. Мы уже много лет создаем штрихи каждой отдельной личности, в хронологической последовательности создать единый историко-политический портрет выдающихся деятелей нашего народа. В действительности каждый из них нами, благодарными потомками, оцениваются не только как важные, выдающиеся политические деятели, но каждый из них является достоянием всего кыргызского народа. Задачей нынешнего поколения является всестороннее осмысление их жизнедеятельности. Обидно, когда о наших славных предках многие образованные люди, в том числе и интеллигентные кыргызы, не знают, не имеют адекватного представления.

Следовательно, нашей целью является желание довести до широкого круга читателей реальной и объективной информации о личностях, которые являются одновременно неординарными деятелями и достоянием нашего народа и государства. В этом смысле, было уместно напомнить несколько слов о Кокум бие, который все еще остаётся малоизученной личностью. 

Байболот Абытов, профессор.

Достигнута договоренность о сотрудничестве СЭЗ «Нарын» (КР) с казахстанским «Хоргосом»

Подписан меморандум о сотрудничестве между свободной экономической зоной «Нарын» и специальной экономической зоной «Международный центр приграничного сотрудничества «Хоргос» в рамках развития приграничного взаимодействия.

Также была достигнута договоренность о проведении I Межрегионального форума. Об этом говорится на официальном сайте правительства КР. Но подробной информации о деталях сотрудничества не сообщается.

Напомним, в 2020 году велись разговоры о строительстве в СЭЗ «Нарын» индустриального торгово-логистического центра «Ат-Баши», который должен был располагаться вдоль трассы Бишкек–Нарын–Торугарт. Ряд экономистов называл будущий объект конкурентом расположенного на границе Казахстана с Китаем торгового хаба «Хоргос».

Бюджет проекта оценивался в 280 млн долларов, а сам объект должен был занимать почти 400 гектаров. Учредителями проекта выступали китайский бизнесмен и один из местных предпринимателей.

Но из-за протестов местных жителей данная инициатива была отвергнута и договор расторгли.

Источник: “Служба новостей Центральной Азии”

Война в Саяно-Алтайском регионе. В 1273 году Енисейские кыргызы обрели независимость на два десятилетия

В 1206 году на всемонгольском курултае Темуджин был избран великим каганом, приняв имя Чингисхана. Там же был принят план покорения «вечерних стран до последнего моря». Для завоевания «лесных народов», был послан старший сын Чингисхана, Джучи. Его армия вторглась в пределы енисейского государства. Кыргызские князья, зная судьбы других соседних племён, не решились на борьбу и подчинились без сопротивления. За это они сохранили общее управление своими подданными, приняв на себя всё бремя даннических обязательств.
Это позволило енисейским кыргызам на какое-то время уберечь страну от столкновения с монголами. Но основным условием подчинения, помимо «изъявления знаков покорности», был «налог кровью» – обязанность поставлять воинов в монгольские войска. Этим они раздражали свободолюбивых и воинственных обитателей Южной Сибири. Так в 1217 году, накопившееся недовольство вылилось в восстание туматов в восточной Тыве. Был послан тумен, возглавляемый опытным полководцем Борагул-нойоном. Завязались «большие сражения», в которых он был убит. Назначенный на место Борагула нойон Дорбо Докшин (Дурбай-нойон) подавил восстание, обрушив с гор внезапный удар на беспечно пировавших туматов. Сто семейств знатных туматов были отданы в рабство семье убитого Борагула.
Но восстание туматов и расправа над ними взволновало всё население енисейского края. В следующем, 1218 году, когда монгольские сборщики дани потребовали для своих нойонов туматских девушек, оскорблённые туматы восстали вторично. Их поддержали все местные этнические группы: «В год барса (1218), когда восстало одно [из] племён тумат, сидевшее в Баргуджин-Токуме и Байлуке, для его покорения [монголы], из-за того что оно было поблизости от киргизов, потребовали от киргизов войско; те не дали и восстали» – пишет Рашид ад-Дин.
***
Началась очередная война с завоевателями. Армию восставших возглавил полководец Курлун из народа Кыргыз. Это восстание было довольно серьёзной опасностью для господства Чингисхана в Саяно-Алтае. Поэтому в действие вступили главные силы монгольского войска. Так для подавление восстания Чингисхан вновь послал большую армию во главе с «верховным владетелем лесных племён» – старшим сыном Джучи. Передовой отряд, как и в 1207 году, вновь возглавил верный Буха-нойон.
В этой борьбе на стороне кыргызов сражались все этнические группы Южной Сибири. Но многочисленное монгольское войско с боями прошли по Тыве, Минусинской котловине, Горному и Монгольскому Алтаю, потратив на подчинение «лесных племён» около года. Степи обезлюдели. Но восстание в Саяно-Алтае и расправа с ним вызвали широкий резонанс во всей Центральной Азии. В том же году взбунтовались некоторые племена, и прежде всего жившие к югу от Южной Сибири – найманы, а также меркиты.
***
Чингисхан, задумавший поход на Среднюю Азию, вынужден был послать карательные войска против найманов и «других племён, которые бунтовали по всем углам его владений». Карательная армия царевича Джучи, ослабленная в предшествующих боях, прямо с Енисея, без передышки, выступила на помощь войскам Субэдея для разгрома мятежных меркитов, бежавших в Кипчакскую степь. Но несмотря на понесённый урон, кыргызы сохранили основной район обитания и управлялись своими князьями.
Продолжала сохранять своеобразие и развиваться культура енисейских кыргызов. Но не был сломлен боевой дух и пыл енисейских кыргызов, так в течение 86 лет продолжалась борьба. В монгольских хрониках имя кыргызов, хакасов, – неизменно значится в перечне «не мирных, злых народов». Исподволь накопив силы , в 1273 году народы Южной Сибири предприняли новое, на этот раз успешное восстание. Монгольский наместник и его гарнизоны были уничтожены. Енисейские кыргызы обрели независимость на два десятилетия.
«Упорная, кровопролитная борьба, которую вело хакасское государство против войск Джучи, задержала на несколько десятилетий движение монголов на запад, которое произошло уже во времена Бату. Следует особо подчеркнуть, что ни одна из этнических групп, обитавших в Южной Сибири, не участвовала в военных акциях на стороне войск чингизидов и не выставила для их армий ни одного воинского отряда».
Л.Р. Кызласов «История Хакасии с древнейших времён до 1917 года»
В.Я. Бутанаев, Ю.С. Худяков «История енисейских кыргызов»

Зайнидин Курманов, профессор: "Если Кыргызстан хочет добиться каких-то результатов, то ему надо жестко пресекать нарушения законов, чтобы привести зажравшееся чиновничество и олигархию в чувство"

В 3-2 в. до н.э. в Китае было хронически неспокойно. Страна жила в состоянии постоянных междуусобиц, гражданских войн, восстаний, мятежей, бунтов. Прекратить этот бардак взялся царский чиновник Шан Ян, который ввел “легизм” – жестокие наказания даже за незначительные нарушения. Требования касались всех без исключения. Был казнен родной брат царя, принц был вынужден бежать, спасаясь наказания. Страна сразу стала меняться. Поднялась государственная дисциплина, ответственность подданных. Вот тогда были заложены основы того Китая, которые мы сейчас хорошо знаем. Высокая дисциплина, трудолюбие. Политика верховенства закона сопровождалась и другими мерами. Проводилась политика меритократии, в управление привлекались самые достойные кадры, прошедшие обучение и сдавшие государственные экзамены. И Шан Яну удалось достичь результата. Даже ценой самопожертвования. Он тоже был жестоко казнен – четвертован. А Китай наконец был обьединен и стал могущественной империей. Если Кыргызстан хочет добиться каких-то результатов, то ему надо жестко пресекать нарушения законов, чтобы привести зажравшееся чиновничество и олигархию в чувство.

Зайнидин Курманов, профессор

Бернштам A.Н. К вопросу происхождения киргизского народа.

Статья из журнала: Советская тнография, 1955 – N 2 – C.16-26

Настоящая статья вызвана необходимостью не только подытожить накопившиеся за последние годы материалы, но и поставить на обсуждение научной общественности некоторые принципиальные вопросы этногенеза одного из народов Средней Азии – киргизов, запутанные под влиянием ошибочных положений Н.Я. Марра, якобы направленных против национальной ограниченности, а на деле способствовавших развитию ложных, буржуазно-националистических концепций.

Крайний автохтонизм Н.Я. Mappa способствовал развитию взглядов, согласно которым предки той или иной народности оказывались только там, где эта народность обитает в настоящее время. Так, например, вне учета восточных инфильтраций в лице тюркоязычных племен и народностей Южной Сибири и Центральной Азии, некоторые авторы рассматривали носителей андроновской культуры казахстанских степей как прямых предков казахов. При этом не учитывалось, что, по археологическим и антропологическим данным, ближайшими потомками андроновских племен были на западе савроматы, на востоке сакские племена, и те и другие ираноязычные. Только в результате ассимиляции часть сакских племен стала тюркоязычной. Андроновская культура в какой-то части вошла в состав культуры казахов, но язык, расовый тип не могли возникнуть здесь в результате трансформации. Процесс был намного сложнее.

Последователи Н.Я. Марра решали эту проблему просто. Андроновские, а также более поздние племена – сакские, савроматские – объявлялись “яфетическими”. Из “аморфно-яфетического” состояния в результате “взрыва” появились, с одной стороны, ираноязычные, с другой – тюркоязычные племена. Так поступал и автор настоящей статьи [1]. Вслед за Н.Я. Марром я полагал, что общность экономической базы порождает обязательно общую этническую принадлежность, т.е. упрощал, обеднял конкретно-исторический процесс, что нашло свое наиболее яркое отражение в моей специальной работе, посвященной проблемам тюркского этногенеза [2]. К сожалению, последняя работа оказала влияние и на некоторых других историков, которые либо прямо опирались на мои выводы, либо, выступая с критикой моих положений, видели источник ошибок не в том, в чем следовало.

Ошибочные концепции нашли отражение в ряде статей и докладов, где под флагом борьбы с космополитизмом отрицались культурные связи казахов, киргизов и т.д. с другими народами Средней Азии. Некоторая часть научных работников Киргизии и Казахстана особенно протестовала против концепции о согдийской колонизации Семиречья и ее роли в развитии городской и земледельческой культуры этой страны. К сожалению, протесты не сопровождались аргументами, и голословная критика повисала в воздухе.

Теория автохтонизма сыграла заметную отрицательную роль в изучении истории народов Средней Азии. Многие из нас трактовали происхождение народов Средней Азии от “генеалогического древа”, выросшего исключительно на той же почве, на которой сформировались современные народы, фактически отрицая культурные связи народов Средней Азии.

Преодоление ошибок, допущенных как автором настоящей статьи, так и другими исследователями, должно сопровождаться позитивным решением вопроса. Именно эту цель и преследует предлагаемая статья, в которой автор, учитывая критические замечания по поводу его прежних работ, пытается предложить характеристику некоторых основных этапов истории сложения киргизской народности. Автор опускает здесь общую характеристику проблем тюркского этногенеза, чему посвящена другая специальная работа.

Этнические и культурные общности в условиях Средней Азии в районах оседло-земледельческого хозяйства складывались скорее и прочнее, чем в районах скотоводческих. Другими словами, у оседлого населения Средней Азии, в частности у таджиков, элементы национальной культуры сложились раньше, чем у кочевников. Из этого отнюдь не следует, что кочевники развивались по каким-то особым законам истории. Речь может идти только о конкретных путях, темпах и времени сложения этнических особенностей.

Если для I тысячелетия до н. э. мы можем говорить об этнических именах предков современных народов, то мы еще не можем ничего с уверенностью сказать об этнической принадлежности этих народов. Сармато-аланы первых веков н.э. – это еще не туркмены, древние киргизы Енисея III в. до н.э. – это еще не тяньшанские киргизы, бактрийцы конца I тысячелетия до н.э. – это еще не таджики. Об этом С.П. Толстов говорил на сессии по этногенезу народов Средней Азии в 1943 г.: “При наличии очень давно сложившихся историко-территориальных общностей, на базе которых из разнородных, аборигенных и пришлых этнических элементов шел процесс консолидации современных среднеазиатских народов, ни один из этих народов не восходит непосредственно к какой бы то ни было из этнических групп древности. Наоборот, как правило, как древние местные, так и пришлые народы вошли в различных пропорциях в состав нескольких, а иногда и всех народов Средней Азии, а частью и народов за ее пределами” [3].

На данном этапе наших исторических знаний мы еще не всегда можем точно установить, какое этническое ядро было основным при сложении той или иной народности Средней Азии. Несомненно, что в сложении таджикского народа сыграли большую роль прежде всего саки, бактрийцы, согдийцы и тохары, но до сих пор неясно, кто из этих племен и народностей был носителем древнетаджикского языка. Кроме бактрийцев, язык которых неизвестен, остальные этнические группы говорили на северноиранских языках, между тем таджикский язык относится к западноиранской (по другой терминологии, южноиранской) ветви. Совершенно ясно, что культура Согда имела огромное значение в формировании культуры узбеков, но согдийцы были ираноязычны, следовательно, “трансформироваться” в тюркоязычных узбеков они не могли и, очевидно, были “отюречены” по языку другими тюркоязычными племенами, вероятнее всего, из числа племен Западнотюркского каганата и особенно карлуками Но поставить знак равенства между племенами Западнотюркского каганата или карлуками, с одной стороны, и узбеками, с другой – нельзя, так как известно, что значительная часть племен Западнотюркского каганата, например, конфедерация племен дулу, вошла в состав казахских дулатов. В деталях этот процесс еще не известен. Осмысление его только еще намечается, и то, что известно, заставляет отвергать попытки прямых отождествлений современных народностей с одной из древних. Не следует забывать различие путей сложения культуры и особый путь развития языка – главнейшего показателя этнической принадлежности.

Различные тюркские племена, чаще всего южносибиpcкoгo (алтайского), центральноазиатского и особенно семиреченского происхождения, смешавшиеся с кушанскими и согдийскими племенами среднеазиатского Междуречья, заложили основы узбекской народности еще в пору Западнотюркского каганата VI—VIII вв. Эти скрещивания еще более усилились в период караханидов, на территории государства которых сложились узбеки, вплоть до XVI в не перестававшие впитывать другие племена. Сходный с узбеками и почти одинаковый по времени процесс претерпели туркмены, в образовании которых решающую роль сыграли огузы, объединившие группу местных сармато-аланских и эфталитских (гуннских) племен.

Быть может, наиболее молодыми образованиями являются казахи и киргизы, у которых при наличии древних предков и ранних государственных образований процесс сложения народности был прерван монгольским завоеванием, а затем тормозился слабым развитием земледельческой культуры и рядом особых конкретно-исторических условий. Одним из таких тормозящих условий явилось расселение киргизов за пределы Енисея и Южной Сибири и долгое подчинение их различным другим народам.

Все народы Средней Азии, а особенно казахи и киргизы, исторически сложились из разных племен, народностей и рас. В отношении киргизов, например, письменные источники отмечают различие в антропологических особенностях на протяжении только одного тысячелетия. Я имею в виду описание гяньгунь на рубеже н.э. китайцами и киргизов в XI в. в сочинении Гардизи. Именно у кочевых народов особенно разительны скрещивания, отмечаемые не только данными письменных источников, но прежде всего этнонимикой этих племен. Оставляя в стороне все возможные реконструкции племенных названий в китайской транскрипции, укажем, что этнонимика отражает многие общие племенные названия у киргизов, с одной стороны, и у казахов, узбеков, туркмен, с другой например, толес, дулу, канглы, конграт, монгол, джалаир, кытай и другие. Это свидетельствует об известной общности этнического состава, о разделении ряда древних племен и вхождении их отдельных частей в различные этнические образования. Не случайно поэтому во многих проявлениях национальной культуры этих народов наблюдаются этнографическое родство, общность сюжетов в фольклоре и т.п. – прямой результат общности их исторического развития.

Особенность этногенеза киргизов заключается в том, что их формирование шло на двух территориях: по берегам Енисея и на Тянь-Шане. Более древней ветвью киргизов является енисейская. Процесс развития киргизских племен на Енисее привел их в эпоху возникновения классового общества к созданию собственного государства и к сложению специфических черт культуры, в частности, рунической киргизской письменности на так называемом литературном языке орхонских тюрков [4].

Политическая и экономическая изолированность енисейских киргизов и самостоятельный путь их исторического развития способствовали расширению экономической основы их хозяйства и возникновению своеобразных черт в их быту. Существенную роль в этом сыграло появление у них земледелия как подсобной отрасли хозяйства, а также городов-ставок и развитого ремесла, особенно металлургического.

Енисейские киргизы развивали экономические связи и с соседними областями, о чем достаточно ясно свидетельствуют данные письменных источников и памятники материальной культуры. Вспомним хотя бы известное указание китайской летописи Таншу для VII—VIII вв. о том, что киргизы были “всегда в дружественных связях с Даши (арабы, Средняя Азия. – А. Б.), Туфанью (Тибетом) и Гэлолу (карлуками Семиречья)” [5]. И далее: “Из Даши не более двадцати верблюдов приходило с узорчатыми шелковыми тканями; но когда невозможно было уместить всего, то раскладывали на двадцать четыре верблюда. Такой караван отправляли раз в каждые три года” [6].

Экономические связи осуществлялись также в результате военных операций, которые нередко завершались военно-политическими союзами, о чем, например, прямо говорит руническая стела в честь Кюль-Тегина, повествуя о киргизском вожде Барсбеге. В ней сказано, что тюрки “даровали ему титул кагана и дали ему (в супружество) мою (Кюль- Тегина. — А. Б.) младшую сестру-княжну” [7]. Военные походы енисейских киргизов приводили их на юг, в степи Монголии и к границам Китая, и на запад – на Алтай и в Семиречье. Прямым следствием этих походов было, во-первых, включение в состав киргизов иноплеменных элементов, прежде всего племен Алтая, и в связи с этим появление некоторых культурно-бытовых черт некиргизского происхождения; во-вторых, это привело к заимствованию киргизами некоторых черт культуры из Китая и Средней Азии, что ясно прослеживается в памятниках искусства.

К примерам первого порядка следует отнести “жекающий” киргизский язык, отличающийся от “йокающего” языка письменности; наличие в киргизском фольклоре (эпос “Манас”) упоминания о территории Алтая как родине отца Манаса – Жакыпа. Вспомним, наконец, указание летописи Таншу о том, что государство киргизов “на восток простиралось до Гулигани (курыкане Прибайкалья. – А. Б.), на юг до Тибета, на юго-запад до Гэлолу (т.е. Семиречья – А.Б.)” [8]. Среди примеров второго порядка отметим такие выдающиеся памятники искусства, как бронзовые накладки на чепрак седла из Копенского Чаатаса, в которых археологам С.В. Киселеву и Л.А. Евтюховой удалось с достаточной убедительностью проследить и переднеазиатские и китайские мотивы [9].

В процессе военных походов и приобщения к другим культурам совершенно неизбежно происходила утрата некоторых самобытных черт культуры. С точки зрения тюркских каганов это представляло большую опасность. Напомню в этой связи замечательные слова текста Кюль-Тегина и Бильге-хана, с которыми они обратились к своим дружинам:

“У китайского народа, дающего (нам теперь) без стеснения (нас) столько золота, серебра, зерна и шелка, (всегда) была речь сладкая, а дары мягкие; прельщая сладкой речью и роскошными дарами, они столь сильно привлекали к себе далеко (жившие) народы; (те же) поселясь вплотную (с китайцами), усвоили себе там “образованность”. Однако истинно) хороших, мудрых, людей, добрых витязей они не (могли) сдвинуть (с места): но уж если один кто-нибудь (из тюрок) соблазнялся в этом отношении, то они (китайцы и их сторонники) не отпускали его (более) к его челядинцам, к его народу, к себе на родину. Дав себе прельстить их сладкой речью и роскошными дарами, ты, о тюркский народ (и на моей памяти) погиб в большом количестве. О, тюркский народ, (такова была) твоя погибель; когда ты, о тюркский народ, желал селиться справа (на юге) не только в Чугайской черни, но и в Тунской равнине, это была твоя погибель, (ибо) там “образованные” люди так подстрекали тебя, говоря “Кто живет далеко, дает плохие дары, кто живет близко, дает хорошие дары”, этими словами они так (сильно) подстрекали тебя (поселиться рядом с китайскими). И вот вы, люди, не обладавшие (истинной) мудростью, послушавшись этой речи и, подойдя вплотную (к китайским пределам), погибли (там) в большом количестве. Итак, о тюркский народ, когда ты идешь в ту страну, ты становишься на краю гибели; когда же ты, находясь в Утукенской стране (Хангай), лишь посылаешь караваны (за подарками), а сам остаешься в Утукенской черни, где нет богатств, (но) нет и стеснения (со стороны китайцев), то ты можешь жить, поддерживая свой вечный племенной союз” [10].

Эта тема не нова. Характерно, что еще при гуннах (II в. до н. э.) шаньюя Лаошан Цзиюя его советник Чжунсинюе предостерегал от приобщения к китайской культуре следующими словами:

“Численность гуннов не может сравниться с населенностью одной китайской области, но они потому сильны, что имеют одеяние и пищу отличные, и не зависят в этом от Китая. Ныне, шаныой, ты изменяешь обычаи, и любишь китайские вещи. Если Китай употребит только 1/10 своих вещей, то до единого гунны будут на стороне дома Хань. Получив от Китая шелковые и бумажные ткани, дерите одежды из них, бегая по колючим растениям, и тем показывайте, что такое одеяние прочностью не дойдет до шерстяного и кожаного одеянья. Получив от Китая съестное, не употребляйте его и там показывайте, что вы сыр и молоко предпочитаете им” [11].

Как видно, еще во II в. до н.э. и в аналогичной киргизам среде стоял вопрос о сохранении своих этнических особенностей, обычаев и быта. Эти тексты раскрывают значение самобытности, цементировавшей общность народа. Значение военных походов енисейских киргизов далеко не исчерпывалось указанными экономическими обстоятельствами. Их следствием было проникновение части киргизов на Тянь-Шань, особенно усилившееся в VIII-Х вв., когда окончательно укрепляется тяньшанская ветвь киргизов.

Напомню основные данные о переселении енисейских киргизов на Тянь-Шань [12]. Появление енисейских киргизов на Тянь-Шане связано с движением Чжичжи шаньюя в 49-47 гг. до н.э., когда первые группы киргизов осели в Северном Притяньшанье (долина Таласа). В начале III в. н.э. китайский источник Вэйлио отмечает наличие западной ветви гяньгунь (киргизов) в районе Семиречья. Киргизский вождь Пицьсе Туньге Гинь (VII в.) на Енисее находился в генеалогическом и брачном родстве с представителями тюргешской и карлукской знати Семиречья. Для того же времени характерно наличие в Семиречье рунического енисейско-киргизского письма и памятников материальной культуры (Кочкорский клад, украшения сбруи, одежды, оружия), в значительной степени аналогичных енисейским. Имеются совершенно определенные указания таких источников, как “Худуд-ал-Алам” и сочинение Истахри о пребывании киргизов на Тянь-Шане в Х в., причем “Худуд-ал-Алам” упоминает к северу от Тянь-Шаня “город киргизского хана” [13]. Однако эти свидетельства, отмечая постепенное накопление киргизских племен на Тянь-Шане, еще не дают нам оснований говорить об их преобладании здесь ни в этническом, ни в культурном, ни в политическом отношении, особенно в домонгольский период.

Анализ эпических сюжетов, языка, орнамента и памятников материальной культуры Тянь-Шаня этих периодов, а также современная этнография киргизов ярче всего огражают алтайские сюжеты и аналогии, свидетельствуя о движении киргизов через Алтай и степи Монголии. Кроме указанных выше археологических и письменных фактов, эти сюжеты ярче всего представлены в эпосе “Манас”; существенные данные в этом плане дает и киргизская этнонимика, на что обращал внимание Н. Аристов [14]. В VI-Х вв. они просачивались на Тянь-Шань под водительством “князей-удачников”, не создав, однако, на Тянь-Шане собственного государства. Переселившиеся на Тянь-Шань енисейские киргизы, скрещиваясь по пути с племенами Алтая и Центральной Азии, проникали в этнически чуждую среду, попадали в культурную и политическую зависимость от местных тяньшанских этнических и государственных образований. В древности это были усуни, позднее – западные тюрки, тюргеши, карлуки и в первую очередь согдийцы. Это были также уйгуры, ягма, каракитаи и другие этнические массивы.

Именно в этой среде и в культурных связях с ней (прежде всего с племенами и народами Средней Азии и оазисов Восточного Туркестана) развивалась история киргизов Тянь-Шаня в домонгольский период. Киргизское племенное меньшинство, приходившее с Енисея, неизбежно попадало под воздействие большинства коренных племен и народов Тянь-Шаня, часть которых стояла на более высоком экономическом и культурном уровне. Естественно, что больше всего родства могло появиться у древних киргизов с кочевыми обитателями этой страны.

Археологические исследования в Семиречье и на Тянь-Шане [15] позволяют раскрыть следующие основные этнические и культурные события на этой территории, начиная со II тысячелетия до н.э. и особенно с сакского периода. Во-первых, сложение местной этнической основы, которую мы именуем сако-усуньской, представленной погребениями в грунтовых ямах под перекрытием кромлехообразного типа. Во-вторых, систематические и непрекращающиеся взаимодействия племен Тянь-Шаня с южносибирской этнокультурной средой, что документируется, в частности, каменными могилами, погребениями под накатами из бревен и двукамерными могилами. Южносибирские связи прослежены со II тысячелетия до н. э. до Х в. н. э. В-третьих, начиная с рубежа н.э. – появление центральноазиатского этнического компонента, представленного катакомбной культурой Тянь-Шаня, причем район распространения этих племен в основном совпадает с современным расселением киргизского народа. В катакомбной культуре мы видим очень много черт родства с культурой киргизов. Происхождение катакомбной культуры Средней Азии весьма сложно. Носители этой культуры, по всей вероятности, племена гуннского союза, подверглись сильному воздействию со стороны сармато-аланских и иных племен Средней Азии и Казахстана. Чем позднее катакомбы III-V вв. н.э., тем меньше в них удерживается элементов культуры центральноазиатского происхождения, тем больше черт сармато-аланской культуры. С середины I тысячелетия н. э. отмечается бурное развитие оседлой земледельческой культуры и ремесла, связанное с проникновением сюда прежде всего согдийцев из среднеазиатского Междуречья.

Кочевые племена, в связи с отсутствием у них многих отраслей производства (особенно земледелия), добывали недостающие им предметы потребления путем обмена или войн с оседлым населением и тем самым знакомились с культурными навыками последнего. Так, влияние согдийского мастерства ярче всего проявлялось в строительном деле и керамическом ремесле. Наряду с согдийским влиянием в западном Тянь-Шане столь же активно выступает влияние Ферганы, о чем говорят строительная техника и содержание культурных слоев в городищах Тянь-Шаня (Чалдывар на р. Манакельды, Токуз-Тароу, крепость Ширдакбек, Кошой-Курган и др.).

Вторым важным условием, определившим этногенез тяньшанских киргизов, – была политическая власть тяньшанских государств над киргизами: Западнотюркский каганат VI-VIII вв., карлукское государство VIII-Х вв., караханидское XI-XII вв., каракитайское XII в. У нас нет никаких данных утверждать, что эти государства были киргизскими.
Наоборот, есть все основания утверждать, что киргизы подчинялись этим государственным образованиям. Эти государства расчленили киргизские племена, в силу чего в состав древних киргизов (как и узбеков, казахов) вошли другие этнические компоненты, причем этот процесс в XIII в. еще не завершился. Напомню такие этнические названия домонгольского периода, как кущу-гэшу, нушиби-усунь, толес и другие; или же послемонгольского периода, как монгодор, монгуш, кипчак, найман, аргын и т.п. [16].

Это свидетельствует о том, что процесс складывания киргизской народности продолжался и в послемонгольский период, что в состав киргизских племен входили все новые и новые этнические массы, несшие и новые элементы будущей национальной культуры киргизов. Вот почему материальная культура, искусство и фольклор киргизов, наряду с древними киргизскими мотивами, хранят и те элементы культуры, которые только со временем стали киргизскими. Культура киргизов, взятая во всем ее многообразии, показывает, какие этнические пласты вошли в состав киргизского народа еще до того, как киргизы начали играть некоторую политическую роль на Тянь-Шане в XVI в.

В процессе формирования киргизского народа особенно большое значение имело массовое переселение енисейских киргизов на Тянь-Шань в IX-Х вв. Именно в Х в. западные авторы начинают выделять на Тянь-Шане киргизскую этническую группу, окончательно возобладавшую в послемонгольский период. Будучи кочевниками, обитателями горных долин Тянь-Шаня, они легче, чем оседлое население городов, перенесли удар монгольского завоевания. Они впитали в себя разнообразные тюркские племена на этой территории: ведь ираноязычное население этого района – согдийцы – были растворены в карлукском Семиречье уже в XI в., а Фергана начала “отюречиваться” с середины VII в., о чем говорят китайские письменные источники и эпиграфический материал. Этнический состав населения Тянь-Шаня становился более или менее однородным уже с VI-VIII вв н.э. и особенно с XI-XII вв., поэтому в состав киргизов Тянь-Шаня входили уже “отюреченные” ираноязычные племена, например, согдийцы.

Таковы, на наш взгляд, основные этапы этнической истории киргизов Тянь-Шаня. Они резко отличаются от этнической истории киргизов Енисея. Иначе, чем на Енисее, протекала также и социально-экономическая и политическая история киргизов.

Переселение киргизов на Тянь-Шань происходило постепенно. Исторические источники позволяют ясно выделить два основных этапа: I в. до н.э. и VIII-Х вв. н.э. Можно предположить, что третий этап переселения имел место при каракитаях и монголах, когда окончательно складывалась основная этническая масса киргизов на Тянь-Шане. Естественно, что такой постепенный процесс заселения киргизами Тянь-Шаня не мог привести к коренному изменению сложившихся на Тянь-Шане социально-экономических отношений. Так как археологические разыскания характеризуют киргизские племена главным образом в качестве сельской “кочевой округи”, то мало вероятно, что их экономика и социальный строй являлись ведущим укладом в историческом развитии Тянь-Шаня. Мне представляется возможным дать периодизацию истории тяньшанских киргизов на основе общей периодизации исторического процесса на Тянь-Шане и в Семиречье. Эту периодизацию я пытался неоднократно формулировать в своих историко-археологических работах. В общих чертах она сводится к следующим основным этапам, имея в виду в основном период до XVIII в.

Первый этап – это киргизы Тянь-Шаня в составе сако-усуньских и гуннских племенных союзов Тянь-Шаня и Семиречья, быть может, также горной Ферганы и Алая, – как кочевая военно-демократическая периферия государственных центров Средней Азии, в первую очередь Ферганы, Ташкентского оазиса, отчасти Согда и средней Сыр-Дарьи. Только в этом аспекте следует рассматривать роль предков киргизов в “эллинистическом” и кушанском периоде среднеазиатской “античности”.

Второй этап – V-VI вв. н. э. В Семиречье складываются свои оседлоземледельческие центры (Чу и Талас), по отношению к которым древнекиргизские племена среди других кочевых племен Тянь-Шаня сохраняют ту же роль кочевой периферии.

Третий этап – феодальный период; в Западнотюркском каганате, у тюргешей, а особенно в карлукском государстве VIII-Х вв., происходит процесс втягивания киргизских племен в русло феодального развития. Этот процесс усиливается в результате проникновения новых групп киргизских племен с Енисея с несомненно более высокоразвитыми общественными отношениями, чем у киргизов Тянь-Шаня. Наличие указания на город киргизского хана (“Кыргыз хан”) [17], усиление территориально-общинных связей, складывание отдельных территориальных групп киргизов, южных и северных, дают основание предполагать стабилизацию на базе развивающихся феодальных отношений некоторых черт, свойственных новой этнической категории – народности.

Недоразвитость этих отношений позволяет называть период IX-Х вв. раннефеодальным периодом в истории тяньшанских киргизов и первым этапом сложения киргизской народности на Тянь-Шане. В этот период государственные образования соседних народов стали преградой на пути самостоятельного государственного развития киргизов и их территориального сближения. Оставались не связанными синьцзянская, ферганская и тяньшанская ветви киргизов, не говоря уже об енисейской. На их пути стояла феодальная раздробленность каракитайского и караханидского государств, где киргизы продолжали оставачься в подчиненном положении. Это составляет четвертый этап их истории [18].

Пятый этап. Если в XV-XVI вв. киргизы, активно борясь за свою независимость, заслужили у своих угнетателей прозвание “диких львов Могулистана”, о чем сообщает нам Мухаммед Хайдар, то власть Могулистана и калмыков над тяньшанскими и приферганокими киргизами была той препоной, которая не дала развиться им в единую народность. Изоляция киргизов от оседло-земледельческих центров, экономическая обескровленность, политический гнет задерживали как распад патриархальных, так и развитие феодальных отношений, создав стабилизацию полупатриархальных-полуфеодальных отношений.

Шестой этап. Перекочевки киргизов с Тянь-Шаня в Синьцзян в XVI в., с Тянь-Шаня в Фергану в XVII в., нарушение их территориальной целостности, бесконечные расчленения племенных массивов киргизов и вхождение их различных частей в разные государства (Коканд, Китай, Казахские ханства) приводили к дополнительному смешению, разрыву нарастающего этнического единства, нарушению процесса создания экономической и культурной общности. Период, предшествовавший присоединению киргизов к Русскому государству в середине XIX в., особенно XVI-XVIII в., является периодом борьбы киргизов за независимость в условиях патриархально-феодальной раздробленности. Этот период достаточно ярко рисуют источники от Тарихи-Рашиди (XVI в.) до китайских Сиюй тучжи или Сиюй вэньцзяньлу (XVIII в.).

Китайские источники XVIII в. показывают племенную раздробленность киргизов. Они не только отмечают их деление на западных и восточных (очевидно, соответствующее в основном разделению их на группы адыгене и тагай), но и показывают внутриплеменное деление со стойкими военно-демократическими традициями. Источник Сиюй вэньцзяньлу сообщает, что

“владетели (цзюнь) их называются би. Иные би имеют от десяти до двадцати аманей (аулов), а другие – до тридцати аманей и людей (жэнь), которые называются их рабами (кулан). Хотя все называются бурутами, но би у них не один. Владетель (цзюнь) имеет свою землю и своих подданных (мин). Все равносильны и не зависят друг от друга (бусян). Когда би умирает, ставят на его место (другого) би, его сына или брата, и другие люди не могут занять его место” 19. Очевидно, последняя фраза характеризует наследственность только в пределах племени или рода, так как в отношении больших объединений власть вождя не передавалась по наследству. Отмечу в связи с этим другое место из Сиюй тучжи. Текст гласит; “Все эти вожди (тоу) независимы друг от друга. Ежегодно они выбирают одного главу – старейшину (чжан), который занимается общим управлением и которому все подчинено. Тот вождь (тоу), который стал старейшиной (чжаном), называется Мамук Кули. Он только временно во главе племени (бу)” [20].

Приведенные факты наглядно показывают, особенно если учесть широко известные сообщения, извлеченные В.В. Бартольдом из ираноязычной и тюркоязычной литературы, что в XVIII в. киргизы еще не вышли из полупатриархальных-полуфеодальных отношений. Патриархально-феодальная раздробленность, законсервированная у киргизских племен в послемонгольский период, и была тем решающим условием, которое мешало окончательному сложению киргизской национальной культуры. Раздробленность, которую пытались преодолеть еще в XIX в. такие деятели, как Ормонхан, была также условием, определившим скрещивание киргизов с другими племенами в течение двух тысяч лет, неустойчивость их этнического облика, возможность проникновения в их среду иных этнических и культурных элементов. Это и составляло своеобразие этнических особенностей тяньшанских киргизов, объясняемое своеобразием их исторического развития.

•••

Я попытался в самых общих чертах охарактеризовать основные моменты древней истории и этногенеза киргизского народа, которые, как мне представляется, объясняют особенности развития тяньшанской ветви киргизов.

Несомненно, что в образовании современных киргизов Тянь-Шаня основное ядро составляли племена енисейских киргизов. Численность тяньшанских киргизов увеличивалась не только за счет перекочевки енисейских киргизов, не только за счет естественного прироста населения, но в значительной степени и за счет ассимиляции киргизами кочевого, отчасти оседлого населения Тянь-Шаня. В истории киргизов Тянь-Шаня многое проясняется в свете марксистской концепции о складывании народов из различных племен, народностей и рас. Характерно, что современные наши знания о расовом составе населения Тянь-Шаня и Памиро-Алая, т.е. области расселения киргизов, позволяют отметить большое разнообразие расовых типов. Еще более разнообразны черты культурного развития Тянь-Шаня и Семиречья. Так, известно наличие в Семиречье различной письменности – согдийской, сирийской, арабской, рунической-тюркской, китайской, уйгурской, санскритской и т. д. В памятниках материальной культуры достаточно ясно выступают черты различного происхождения художественных традиций и ремесленных навыков, особенно в строительном деле, живописи, скульптуре, а также в металлургии и гончарстве.

Если кочевая культура аборигенов Тянь-Шаня и Семиречья складывалась из местных элементов, взаимодействовавших с центральноазиатскими и южносибирскими, то оседлая, особенно городская, культура складывалась в результате взаимодействия местной кочевой и оседлой среднеазиатской (согдийской и сырьдарьинсиой) культуры. Явления местной кочевой культуры особенно ярко прослеживаются с эпохи бронзы до Х в. н.э., а оседлой среднеазиатской – с V до Х в. н.э. После Х в. это многообразие культурных скрещиваний резко сокращается, меньше выявляется различие в этнокультурных элементах Тянь-Шаня. Это дает право полагать, что с этой поры начинается, прежде всего среди кочевого населения, сложение типических черт культуры киргизов. Однако и Х век еще не является веком окончательного сложения киргизской культуры и киргизских племен на Тянь-Шане.

Значит ли все это, что народы Тянь-Шаня и их культура должны рассматриваться как абсолютно чуждые киргизской культуре? По-моему, нет. Поскольку это была та среда, где кристаллизовались киргизские племена, поскольку этнические группы саков, усуней, племена гуннского союза, карлуков и т.д., с их культурой, языком, обычаями были той средой и теми компонентами, из которых складывалась киргизская народность, постольку их история явилась в известной мере историей тяньшанских киргизов. Вот почему историки имеют право, анализируя киргизский орнамент, киргизский фольклор, киргизскую этнонимику, восстанавливать эти слагаемые киргизской народности наряду с их древним основным этническим ядром. Но, называя те или иные памятники древнего Тянь-Шаня сакскими, усуньскими, гуннскими, согдийскими и т.п., мы не можем называть их киргизскими, так как в то время еще не сложилась собственно киргизская культура Тянь-Шаня, а саки, усуни, гунны, согдийцы вошли в состав не только киргизов, но и других народов.

Не называя их культуру киргизской, мы вместе с тем с полным правом называем все эти явления культурным наследством киргизского народа. Собственно киргизской культурой Тянь-Шаня до сложения киргизской народности следует считать культуру енисейско-киргизских элементов на Тянь-Шане, выявляющуюся в немногочисленных пока еще памятниках раннего средневековья.

Невозможно познать историю сложения киргизской народности, если изолировать ее от той общественной среды, в которой киргизские племена существовали, в контакте с которой они развивались. Учитывая особенно большие переселения киргизских племен, их частое раздробление и смешивание, нельзя не признать, что возможности для такого контакта у них были особенно велики.

Учет всего многообразия конкретных фактов, оказывавших влияние на сложение киргизской народности, – обязательное условие восстановления исторической правды.

Список литературы:

[1] A.Н. Бернштам. Проблемы древней истории и этногенеза Южного Казахстана, “Изв. АН Каз ССР, сер. археол.”, вып. 2, 1950
[2] А.Н.Бернштам, Древнейшие тюркские элементы в этногенезе Средней Азии, Сб. “Советская этнография”, VI-VII, М-Л., 1947
[3] Сб. “Советская этнография”, VI—VII, М-Л, 1947, стр. 304
[4] См. С. Малов. Енисейская письменность тюрков, М-Л, 1952
[5] Н.Я. Бичурин. Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена, т.I, М-Л., 1950, стр. 355
[6] Там же.
[7] Записки Восточного отд. Русского археологического общества (в дальнейшем цитировании ЗВО), XII, вып. 2-3, стр. 69. Ср. С. Малов. Памятники древнетюркской письменности, М-Л., 1951, стр 58
[8] См. Н.Я. Бичурин. Указ. соч. т.I, стр 354
[9] См. С В. Киселев. Древняя история Южной Сибири, М., 1951.
[10] ЗВО, т. XII. вып. 2-3. стр. 61-62, Ср. С.Малов. Памятники древнетюркской письменности, стр. 34-35
[11] Н.Я. Бичурин. Указ. соч., т.I, стр. 57-58
[12] См. А. Бернштам, Археологический очерк Северной Киргизии, Фрунзе, 1941.
[13] В. Бартольд, Худуд-ал-Алем, Л, 1980; V. Minorsky, Hudud al Alam, London, 1937. Указатели.
[14] Н. Аристов, Заметки об этническом составе тюркских племен и народностей и сведения об их численности, “Живая старина”, в. III-IV, 1896
[15] См. наши работы: Памятники старины Талласской долины, Алма-Ата, 1941; Археологический очерк Северной Киргизии, Фрунзе, 1941; Основные этапы истории культуры Семиречья и Тянь Шаня, сб. “Советская археология”, т. XI, Л., 1949; Чуйская долина, МИЛ, 14, М-Л, 1950
[16] См. Н.Аристов. Заметки об этническом составе тюркских племен и народностей… “Живая старина”, 1896, вып. III-IV.
[17] В. Бартольд. Худуд-ал-Алем, л. 186
[18] Совершенно не изучена синьцзянская группа киргизов, а киргизы в Синьцзяне, в притибетских районах имелись уже до Х в. См. публикацию тибетских документов: Р.W. Thomas в JRAS, январь 1927, стр. 55; октябрь 1927, 817; 1928, 96. Особенно важны эти данные для истории южных киргизов.
[19] А.Бернштам, Источники по истории киргизов XVIII в., “Вопросы истории”, 1946, 11-12, стр. 128.
[20] Там же.

Где спрятано золото "белого барона"?

Роберт Николай Максимилиан фон Унгерн-Штернберг, изменивший позже свою фамилию на Унгерн фон Штернберг, вошедший в историю под именем Романа Федоровича и под прозвищами “белый барон” и “белый рыцарь Тибета”, происходил из старинного немецкого рода. Мать – из Штутгарта, родной отец и отчим, в ревельском (таллинском) доме которого вырос Унгерн, – остзейские дворяне. Но к Германии он был вполне равнодушен, и в Первой мировой войне воевал в российской армии. При этом один из самых загадочных персонажей Гражданской войны тяготел не просто к России, а к азиатской России. Весьма специфический патриотизм причудливо переплетался у него с монархизмом паназиатского масштаба и буддистскими верованиями.

Согласно идеологии барона Унгерна, который мечтал восстановить империю Чингиз-хана, культура “белой расы” находится в упадке и поэтому надо “оздоровить” Европу с помощью “желтых” бойцов: монголов, бурят, калмыков, киргизов, татар… Именно эти конники, а не русские казаки составляли костяк баронова воинства, наводившего страх на Дальний Восток в 1918-1920 годах.

Властелин Дальнего Востока

Обо всем этом очень подробно рассказывается в богатой интересными деталями книге Джеймса Палмера “Кровавый белый барон”, вышедшей во франкфуртском издательстве Eichborn. Палмер живописует не только дальневосточную “унгериаду” (так ее принято называть в исторической литературе), но и останавливается на военной карьере и идеологических воззрениях “белого барона”. Унгерн фон Штернберг учился в кадетском корпусе и с девятнадцатилетнего возраста служил в армии (в 1904 году он ушел добровольцем на русско-японскую войну). Он был награжден множеством орденов за личную храбрость. Но о военной стратегии был невысокого мнения. В походы барон отправлялся только по рекомендациям лам и шаманов, а воинскую дисциплину признавал лишь в отношении других и своим командирам подчинялся по настроению. Командиры – от Врангеля до Колчака – относились к нему соответствующе.

В конце 1918 года судьба забросила Романа Федоровича на станцию Даурия Забайкальской железной дороги, полновластным властителем которой он стал. К Февральской революции он дослужился до есаула, позже, командуя Азиатской конной дивизией, носил звание генерал-лейтенанта, которое, в сущности, присвоил себе сам.

На исход Гражданской войны, как считает автор книги “Кровавый белый барон”, Унгерн фон Штернберг не оказал практически никакого влияния. Но в историю он все же вошел. Вошел прежде всего тем, что в феврале 1921 года внезапным ударом разбил превосходящий его дивизию в десять раз китайский гарнизон Урги (сегодняшнего Улан-Батора) и фактически вернул Монголии независимость. Высокий, крепко сбитый, с холодными, прозрачными глазами, в малиновом халате с развевающимися полами, в белой папахе и с тяжелым ташуром – камышовой палкой – в руке, барон производил импозантное впечатление. Импозантное и страшное. Он прославился жестокостью, патологическим садизмом, болезненной подозрительностью. Барон был махровым антисемитом. Погромы и массовые убийства евреев стали на подвластной ему территории привычным делом.

Впрочем, и русских, как подчеркивает автор книги, Унгерн не слишком жалел. В ставке барона пытали крестьян, заподозренных в сотрудничестве с красными. Взяв в плен красноармейцев, Унгерн проходил перед их строем, что называется, по глазам определяя, кто из них – убежденный большевик, и таких тут же расстреливали. Прапорщика Чернова, пойманного при попытке дезертировать, заживо сожгли перед строем. Своего собственного доктора, лечившего солдат от чесотки, Унгерн избил до полусмерти за то, что тот не отпускал пациентов из лазарета в строй.

Сокровища истинного арийца

Сегодня и в России, и в Германии барон практически забыт. На волне послеперестроечных публикаций об искателях приключений времен гражданской войны в Москве вышло несколько документальных книг, одним из героев которых был барон Унгерн фон Штернберг. Были опубликованы также монография и роман, почти целиком основанные на мемуарах соратников “самодержца пустыни”. Во Франции из Унгерна сделали героя комиксов.

В нацистской Германии, вожди которой (прежде всего, Гиммлер) увлекались оккультизмом, он какое-то время считался чуть ли не мистическим предтечей “третьего рейха”, поскольку был “истинным арийцем”, антисемитом, визионером великой империи, носившим на погонах священный знак “суувастики”. Сегодняшним же немцам имя барона совершенно ничего не говорит. А вот в Монголии о нем пишут много.

Причина столь большого интереса к барону Унгерну фон Штернбергу вызвана не только тем, что тот освободил Монголию от китайского владычества. Снова и снова в Монголии появляются публикации, рассказывающие о награбленныхсокровищах, спрятанных бароном где-то в степи. Говорят даже о двух десятках ящиков с золотом и драгоценностями. Газета Hoh tolbo посвятила Унгерну и его монгольскому походу целую страницу. Журналист Галсанбаатар подробно рассказал о том, как монголы, которых ужаснули масштабы резни, учиненной солдатами барона после взятия Урги и которые больше симпатизировали большевикам, чем “белому барону”, подняли восстание против Унгерна.

Тот бежал, убивая по дороге китайцев, евреев, монголов, своих собственных казаков, подозреваемых в предательстве, и грабя по дороге села и стойбища. Поход закончился полным разгромом. Унгерна бросила даже его личная охрана, он попал в плен к красным партизанам и вскоре был расстрелян. Но, как уверяет Галсанбаатар, накануне последнего похода успел спрятать награбленное золото якобы к северу от Улан-Батора, вблизи деревни Цун-Хараа. Там теперь его и ищут.

Источник: “Dw.com”

Меню

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: